Махабхарата, Вана-парва, глава 14: Пандавы выбирают Двайтавану как свою обитель на время ссылки

После отъезда Кришны Юдхиштхира, Бхимасена, Арджуна, близнецы вместе с Драупади и Дхаумьей сели в колесницы, за­пряженные великолепными конями, и двинулись в другой лес. По дороге они одарили брахманов, знающих священные ман­тры, коровами, одеждами и золотом. Двадцать слуг следовали за ними, неся луки, сияющее оружие, стрелы, запасные тети­вы и доспехи. А Индрасена, везя царскую одежду, украшения и служанок, ехал следом за ними в своей колеснице.

Тут к Юдхиштхире приблизились благородные горожане и обступили его. Все брахманы и славнейшие из жителей Куру-джангалы радостно воздали царю почести. Довольный Юд­хиштхира и его братья также почтительно приветствовали их. Завидев огромные толпы жителей Куруджангалы, царь сделал в том месте остановку.

Юдхиштхира испытывал к ним нежное чувство, словно отец к своим детям, да и они относились к нему, как сыновья к родному отцу.

Приблизившись к великому герою Куру, они, обливаясь сле­зами и чувствуя смущение, вопрошали: «О господин! Где же справедливость? О защитник и отец своих подданных, куда же ты уезжаешь от нас? Позор сыну Дхритараштры, сыну Субалы и злокозненному Карне! Эти попиратели законов морали никог­да не желали тебе добра и всегда строили вам козни. Куда же ты, о благо вершитель, держишь путь, покинув свой великолепный город Индрапрастху, равный только Кайласу? О сын Дхармы, в какие края ты идешь, оставив дворец собраний, построенный данавой Майей, охраняемый богами и не имеющий себе равных даже на небесах?»

Арджуна, знаток дхармы, артхи и камы, громогласно от­ветил собравшимся жителям Куруджангалы: «Поселившись даже в лесу, царь все равно лишит своих недругов всей их сла­вы! Ступайте вместе с брахманами к великим подвижникам, сведущим в дхарме и мокше, и умилостивьте их речами; то бу­дет лучшим залогом для достижения нами высшей цели!»

Выслушав слова Арджуны, брахманы, а также люди всех прочих сословий радостно приветствовали благороднейшего царя и почтительно обошли вокруг него. Попрощавшись с Юдхиштхирой, Врикодарой, Дхананджаей, Драупади и близнеца­ми, они по приказу Юдхиштхиры вернулись домой, но сердца их томились скорбью.

После их ухода верный своему слову Юдхиштхира обра­тился к братьям: «Целых двенадцать лет нам предстоит жить в диком лесу. Найдите же в этих дремучих джунглях красивое место, богатое кореньями, цветами и плодами, благодатное, до­стойное благочестивых людей, где мы могли бы спокойно про­жить все эти годы».

Арджуна, завоеватель богатств, выразив почтение мудро­му царю Юдхиштхире, как духовному наставнику, сказал: «Ты уважаем среди мудрецов; в мире людей нет ничего, что было бы неведомо тебе. О потомок Бхараты, ты почитаем даже Двайпаяной Вьясой и мудрецом Нарадой, укротивших свои чувства и способных странствовать по всем мирам: от мира полубогов до Брахмалоки, в обители гандхарвов и апсар. Я уверен, тебе известны мнения этих брахманов и чудесное их могущество. Несомненно, тебе открыто и то, в чем залог нашего благополу­чия; а потому, где ты пожелаешь, там мы и поселимся. Здесь есть священное озеро, называемое Двайтавана; оно красиво, изобилу­ет птицами, цветами и вполне пригодно для жизни. О царь, если это место тебе по нраву, мы можем остаться здесь и провести полные двенадцать лет нашего изгнания».

Юдхиштхира ответил: «Партха, ты высказал то, о чем я и сам подумал. Идемте же к этому прекрасному озеру!»

Благонравные сыновья Панду в сопровождении многочис­ленных брахманов направились к священному озеру Двайта­вана. Юдхиштхиру сопровождали различного рода брахманы: проводящие огненные жертвоприношения, знатоки Вед, веду­щие образ жизни нищих, просящие подаяние, и аскеты, жи­вущие в лесу. А также там были сотни махатм, следующих строгим обетам и славных своими духовными подвигами. На­конец Пандавы вступили в святую обитель Двайтаваны.

Их взору открылся живописный лес в начале сезона дождей, полный цветущих деревьев шала, пальм, манго, мадхука, чипа, кадамба, сарджа, арджуна и карникара. На верхушках высо­ких деревьев сидели, издавая чарующие трели, крики и пение, бесчисленные соловьи, жаворонки, павлины, чакоры и кукуш­ки. Заметил царь в том лесу могучее стадо диких слонов, огром­ных, как холмы, с текущей с висков жидкостью в брачный пе­риод, в окружении множества слоних.

Придя на берег Сарасвати, царь увидел живущих в лесу аскетов и мудрецов, облаченных в кору деревьев вместо одеж­ды, со спутанными космами на голове. Сойдя с колесницы, Юдхиштхира вместе с братьями и другими спутниками вступил в тот лес, как могучий Индра входит в свою небесную обитель. Чтобы увидеть великого монарха Юдхиштхиру, явились туда сиддхи и чараны вместе с обитателями леса, столпившимися вокруг мудрейшего из царей.

Приветствовав сиддхов и чаранов и в ответ удостоенный ими почестей, подобающих и царю, и Богу, славнейший из хра­нителей дхармы в сопровождении брахманов с почтительно сложенными ладонями вошел в лес. Следуя общепринятому закону, царь Юдхиштхира попривет­ствовал всех отшельников, приблизившихся к нему, и сел в их окружении у подножия величественного дерева, как некогда в былые времена восседал и его отец, Махараджа Панду. Лучшие из Бхаратов Бхима, Арджуна, Накула и Сахадева, а также Драупади и их спутники, немного утомившиеся от путешествия, сошли с колесниц и расселись вокруг царя. Могучее дерево, пригнувшее свои ветви под тяжестью лиан, даруя прибежище пяти славным воинам, казалось огромной горой с пятью слонами, отдыхающими у ее подножия».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите задачку *