Махабхарата, Вана-парва, глава 10: Встреча Пандавов с Господом Кришной и стенания Драупади

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Вайшампаяна продолжал: Прослышав об изгнании Пандавов и об их лишениях, члены династий Бходжи, Вришни и Андхаки отправились в тот великий лес. Сыновья и родственники царя панчалов Друпады, Дхриштакету, правитель Чеди и про­славленные братья Кекаи, пылая гневом и негодованием, поже­лали встретиться с Партхами. «Что теперь делать?!» — спраши­вали они, порицая сыновей Дхритараштры. Во главе с Кришной те великие воины расселись вокруг царя Юдхиштхиры.

Прославив Пандавов, Кришна угрюмо сказал: «Напьется земля крови Дурьодханы, Карны, Духшасаны и ничтожного Шакуни! Разгромив их в битве и победив их союзников, мы вернем царство и трон Юдхиштхире. Поступающие подло за­служивают смерти — таков закон вечной дхармы!»

Учиненная несправедливость по отношению к сыновьям Притхи привела Джанардану в неистовый гнев, что Он готов был, казалось, истребить все живое. Видя, как разгневан Кешава, Арджуна попытался умиротворить Его, восхваляя ве­ликие деяния различных воплощений этого воистину беспре­дельного Пуруши, повелителя всех прародителей, Владыку всех миров, обладателя неизмеримой духовной силы, мудрей­шего Верховного Господа.

Арджуна сказал: «В древние времена Ты, о Кришна, был муни, остававшимся на ночлег там, где застигнут Тебя сумерки, и скитался десять тысяч лет по святой горе Гандхамадана. По­том целых одиннадцать тысяч лет Ты, Кришна, прожил у озера Пушкара на одной лишь воде без всякой пищи. О сокрушитель демона Мадху, стоя на одной ноге сотню лет, с воздетыми к небу руками и питаясь только воздухом, Ты совершал аскезы на вершине горы Бадари. Облаченный лишь в набедренную по­вязку, истощенный до того, что проступили наружу вены, Ты, Кешава, пребывал у берегов Сарасвати, пока не завершилось двенадцати летнее жертвоприношение. Затем, придя в Прабхаса-кшетру, куда великие праведники идут в паломничество, Ты, обладатель неисчерпаемого могущества, во исполнение данно­го обета тысячу небесных лет предавался там подвижничеству, стоя на одной ноге. Вьяса поведал мне, что Ты — причина всего творения, движущая сила ума, начало и венец всего сущего! На Тебе покоится весь аскетизм, Ты — точка опоры подвижников и вечный исток всех жертвоприношений, о Кешава!

Убив Наракасуру, сына Земли, Ты, Говинда, снял с него дра­гоценные серьги и провел первое жертвоприношение коня! Свершив сей подвиг, Ты, покоритель мира, истребил на поле брани всех дайтьев и данавов и, даровав власть супругу Шачи (Индре), явился среди человеческих существ! О губитель врагов, О Нараяна, покоящийся на водах причинного океана, Ты — Хари, Брахма, Сурья, Дхарма, Дхатри, Яма, Анала, Ваю, Вайшравана, Рудра, Время, Небо, Земля и все стороны света! Ты — неро­жденный, Повелитель подвижных и неподвижных существ, Творец мира и вечное неразрушимое Бытие!

О Мадхусудана, о Источник всякой силы, в лесу Читраратха Ты совершил жертвоприношение, сопровождавшееся обиль­нейшими дарами. И при каждом из Твоих жертвоприношений, о Джанардана, раздавалось множество золота!

Приняв рождение от Адити, Ты стал младшим братом Индры, о потомок династии Ядавов! Будучи карликом (Ваманой), Ты, о Кришна, каратель злодеев, благодаря Своей внутренней энергии тремя шагами покрыл Землю, небо и все воздушное пространство! О Душа всего сущего, вступив в дом Адити, Ты Своим сиянием затмил само Солнце! В Своих тысячах воплощений Ты сокрушал сотни и сотни демонов! Уничтожив демонов Муру, Пашасуру, Нисунду и Нараку, Ты сделал безопасным путь к Праджьотише. Ты убил демонов Кратху, Шишупалу с его сообщниками, Джарасандху, Шайбью и Шатадханву. На Своей сверкающей, как солнце, ко­леснице, грохочущей, как грозовая туча, Ты одолел в битве Рукми и взял в супруги дочь Бходжи. В неистовой ярости Ты поразил Индрадьюмну и явану Кашеруму и убил Шалву, пра­вителя Саубхи. В Иравати от Твоей руки погибли Гопати и Талакету, а также царь Бходжи, не уступавший по силе царю Картавирье.

Кришна похищает Рукмини

О Джанардана, сделав Своей столицей священную Двараку, изобилующую роскошью и богатством и дорогую святым риши, Ты в конце концов низведешь ее в океан. О враг демона Мадху, Ты свободен от зависти, ненависти, лжи и жестокости, — нель­зя и помыслить, о Дашарха, чтобы Ты поступил несправедливо! Все святые мудрецы укрываются в сени Твоей славы, ища за­щиты в Тебе! Когда завершается юга, Ты вбираешь в Себя этот мир! А с началом новой юги творец Вселенной, Брахма, рожда­ется из лотоса Твоего пупка!

Когда на заре творения демоны Мадху и Кайтава замыс­лили уничтожить Брахму, в ответ на их злые намерения Ты разгневался, и из Твоего межбровья, о Хари, вышел держатель трезубца, непобедимый Шамбху! Так Брахма и Шива изошли из Тебя исполнить роль Твоих помощников. Нарада рассказал мне об этом. О лотосоокий Нараяна, никто прежде и впредь не сможет повторить Твои деяния, особенно те, что Ты совершил будучи еще ребенком вместе с Баладевой!»

Сказав это Кришне, словно самому себе, Арджуна умолк. В ответ Джанардана обратился к Партхе: «Воистину, ты Мой, а Я твой! Все, кто со Мной, те и с тобой; твой враг — Мой враг; кто за тебя — тот и за Меня! О несокрушимый, ты —- Нара, а Я — Нараяна или Хари; мы с тобой — мудрецы Нара-Нараяна, пришедшие в этот мир с особой миссией. О Партха, ты неот­личен от Меня, а Я — от тебя. Никто не может понять наше единство, о потомок Бхараты!»

Пока Кешава так говорил в собрании смелых воинов, Драупади, сопровождаемая отважными братьями во главе с Дхриштадьюмной, приблизилась к лотосоокому Кришне, заступнику, восседавшему вместе с отважными Ядавами, и обратилась к Нему с мольбой о защите:

«О Кешава, с незапамятных времен от начала творения Ты известен как изначальный Праджапати, прародитель всех жи­вых существ! Это утверждают мудрецы Асита и Девала, а Джамадагни подтверждает, что Ты — Вишну, воплощение жертво­приношений, жертвователь и цель всех ягий. О лучший из муж­чин, все святые мудрецы во главе с Кашьяпой обращаются к Тебе как к Абсолютной Истине и средоточию милосердия!

Нарада называет Тебя Предводителем садхьев и Рудр, един­ственным Творцом и Властителем всего сущего. О тигр среди людей, Ты управляешь Брахмой, Шивой и Индрой, как ребенок передвигает свои игрушки. Ты покрываешь небеса и Землю, и все миры покоятся в Твоем чреве, о вечный из вечных!

Ты — величайший среди риши, закаливших свой дух в аске­зах и ведическом знании, постигших себя и поклоняющихся Тебе как высшему Божеству. В Тебе принимают прибежище бла­гочестивые цари-кшатрии, не поворачивающие спины к врагу на поле битвы и обладающие всеми достоинствами. Ты — Господь каждого, вездесущий, Душа всех душ, пронизывающая все тво­рение! Все хранители мира, и сами миры, созвездия, десять сто­рон света, небо, Солнце, Луна — все покоятся в Тебе! Нравствен­ность, закон, смерть и бессмертие пребывают в Тебе, о сильнорукий! Поэтому, о Мадхусудана, движимая привязанностью к Тебе, я хочу поведать о своих бедствиях, ибо Ты — Верховный Владыка всех существ, как людей, так и небожителей!

О Кришна, как же так произошло, что меня, целомудренную жену сыновей Притхи, сестру Дхриштадьюмны и Твою предан­ную насильно приволокли в зал собраний? О горе мне, в период месячных, в одном одеянии, дрожащую, запачканную собствен­ной кровью втащили меня в собрание Куру! В этом собрании среди царей, видя меня почти обнаженную, с кровоподтеками и нечистую, потешались надо мною подлые сыновья Дхритараштры! О губитель Мадху, не устрашились они сделать меня своей рабыней, — и это при живых-то Пандавах, Панчалах и Вришни! Ведь я, о Кришна, прихожусь законной невесткой и Бхишме, и Дхритараштре, но сыновья Дхритараштры хотели обратить меня в рабство!

Я обвиняю Пандавов, могучих, непревзойденных воинов, в том, что они спокойно наблюдали, как жестоко истязают их целомудренную жену! Позор могучему Бхимасене! Позор луч­шему из лучников Арджуне! Ведь оба они, о Джанардана, до­пустили, чтобы измывались надо мной эти низкие злодеи! Как бы ни был муж слаб, он должен вступиться за жену — это веч­ный закон для тех, кто следует дхарме. Защищая жену, мужчина оберегает потомство; оберегая потомство, он защищает себя. Супруг возрождает в жене себя самого, и потому ее называют джая (несущая победу). Так же и жена должна оберегать супру­га, помня, что он может возродиться из ее чрева.

Пандавы никогда не отказывают тому, кто просит у них за­щиты, но мне, взывавшей о помощи, они отказали! От пятерых мужей у меня родились пять безмерно могучих сыновей; хотя бы о них подумав, они должны были спасти меня, о Джанардана! От Юдхиштхиры родился Пративиндхья, от Врикодары — Сутасома, от Арджуны — Шрутакирти, от Накулы — Шатаника, а от Сахадевы — Шрутакарма; все они истинно доблестны, столь же сильны в бою на колесницах, как Твой сын Прадьюмна!

Превосходные лучники, неодолимые в битве, как мог­ли они претерпеть такое унижение от презренных сыновей Дхритараштры? Беззаконным путем отняли у них царство, са­мих обратили в рабов, меня же в нечистом виде в одной лишь накидке приволокли в зал собраний!

Никому не под силу натянуть тетиву Гандивы, кроме Арджуны, Бхимы и Тебя, о Мадхава! Но — позор доблести Арджуны, позор великой силе Бхимасены за каждый вздох, да­рованный ими Дурьодхане, о Кришна!

Когда они были еще детьми, постигали учение Вед, соблю­дали обеты — не Дурьодхана ли, о Мадхусудана, бесхитрост­ных Пандавов изгнал из царства вместе с матерью? Этот по­рочный злодей, хотя и приходящийся кровным родственником, подсыпал в пищу Бхиме смертоносный яд. Однако, Джанарда­на, Бхима вместе с пищей полностью переварил его, не ощутив ни малейшего вреда! Когда Врикодара безмятежно заснул под большим баньяном, Дурьодхана связал его, о Кешава, бросил в Гангу и вернулся в город. Пробудившись, сильнорукий сын Кунти, Бхима, разорвал путы и выбрался из воды. Ему, спяще­му, все тело изжалили ядовитые черные кобры — но и тогда выжил губитель врагов. Он перебил всех змей и левой рукой убил любимого возницу Дурьодханы!

В другой раз, когда они были в Варанавате со своей ма­терью, Дурьодхана надумал сжечь их живьем! Кто еще отва­жился бы на такой гнусный поступок? Окруженная языками пламени и охваченная ужасом, почтенная Кунти закричала своим сыновьям: «О горе, как нам спастись из этого пожара! Не суждено ли мне погибнуть здесь вместе с детьми?» Тогда отважный, стремительный, как вихрь, Бхима утешил почтен­ную мать и братьев: «Сейчас я прыгну, подобно Гаруде, сыну Винаты. Нам не страшен огонь!» Он усадил мать на левое бедро, Юдхиштхиру — на правое, близнецов — на плечи, а Арджуну — себе на спину и стремительно прыгнул вперед, спасая мать и братьев из огромного пожара.

Махабхарата - Пандавы спасаются от пожара

Выступив оттуда ночью вместе с матерью, они добрались до леса, где обитал ракшас Хидимба. Пока они, изнуренные и удрученные скорбью, забылись глубоким сном, ракшаси по имени Хидимба приблизилась к ним. Созерцая спящих на земле Пандавов с их матерью, она увидела своего будущего господи­на, Бхимасену. Сердце ее растаяло и, положив стопы Бхимы себе на колени, ракшаси принялась растирать их своими нежными руками. Неизмеримо могучий Бхима, никогда не сдающийся в бою, спросил ее: «Что ты ищешь здесь, о невинное создание?»

Способная принимать любой облик по собственному же­ланию ракшаси ответила могучему Бхиме: «Не задерживайся здесь, пока не поздно, беги отсюда! Мой брат, наделенный неи­стовой силой, скоро придет сюда убить вас! Поэтому не медли!»

Однако Бхима гордо заявил: «Мне не страшен твой брат! Если он придет сюда, то живым уже не вернется!»

Заслышав их голоса, ужасный людоед приблизился к тому месту и громко зарычал: «Хидимба, с кем ты тут разговари­ваешь? А! Тащи-ка его сюда, я так давно не ел человечины! По­скорей же, что ты медлишь?»

Но чистая сердцем ракшаси, преисполнившись сострада­ния к Бхимасене, ничего не ответила. И разъяренный людоед, изрыгая страшные вопли, в бешенстве бросился на Бхиму. С не­виданной силой схватив Бхиму за руку, ракшас в ярости нанес ему удар, подобный молнии Индры. Могучий Бхимасена не в силах стерпеть того, что ракшас схватил его за руку, разъярил­ся, как лев. И между ними, искусно владеющими всевозможным оружием, завязалась кровавая битва, подобная битве Индры с Вритрасурой. После долгого сражения Бхима, наделенный мо­гучей силой, убил людоеда Хидимбу и вместе с братьями и ма­терью продолжил путь, взяв с собою сестру ракшаса Хидимбу, которая впоследствии родила Бхиме Гхатоткачу.

Гхатоткача — сын Бхимы и Хидимбы

Затем славные Пандавы вместе с Кунти, сопровождаемые брахманами, направились в Экачакру. В своем путешествии пользовались они советами Вьясадевы, всегда желающим им добра. Прибыв в Экачакру, Пандавы, строгие в своих обетах, уничтожили такого же жуткого, как и Хидимба, людоеда по имени Бака. Сразив этого ракшаса, Бхима, первейший среди воинов, пошел вместе с братьями в столицу царя Друпады.

О Кришна, как Ты когда-то завладел Рукмини, дочерью Бхишмаки, так и Савьясачи добился моей руки. О Мадхусудана,

Арджуна завоевал меня на сваямваре, свершив невыполнимый для других царей подвиг.

унижение Драупади

Теперь же, о Кришна, великое множество скорбей терзает нас, несчастных; а в отсутствии дорогой Кунти мы живем под руководством Дхаумьи. Как могли эти мужи, отважные, словно львы, превосходящие по силе своих недругов, спокойно наблю­дать мои страдания, причиняемые презренными врагами? Сколь­ко же нам еще придется терпеть унижений от этих злодеев?

Я принадлежу к знатному роду, я невестка великого Панду, любимая жена его сыновей; и меня-то, верную супругу, на гла­зах у пятерых моих мужей, каждый из которых подобен Индре, волокли, схватив за волосы, о Кришна!»

Сладкоречивая Драупади закрыла лицо нежными руками, подобными бутонам лотоса, и зарыдала. Горькими слезами орошала Панчали свою пышную грудь. Вытирая слезы и то и дело вздыхая, голосом, прерывающимся от рыданий, вскричала она в гневе: «Ни супруги, ни сыновья, ни братья, ни отец, ни родственники не пришли мне на помощь, и даже Ты, о Мадхава, покинул меня! Ведь вы недвижно наблюдали за тем, как те ничтожества жестоко обращались со мной! Не унимается моя душевная боль, рожденная насмешками Карны! Я ищу Твоей защиты, Кешава, друг наш, доброжелатель и Божество!»

Кришна ответил рыдающей Драупади посреди собрания героев: «О прекрасная, жены тех, кто вызвал в тебе гнев, будут рыдать над телами своих мужей, распростершихся на земле и залитых кровью от острых стрел Арджуны! Не печалься! Все, что в Моих силах, Я сделаю для Пандавов. Я обещаю тебе: ты будешь царицей, супругой царей. Скорее рухнет небо, раско­лются Гималаи, разверзнется Земля и иссохнет океан, чем Мои слова окажутся напрасными!»

Выслушав Ачьюту, Драупади покосилась на своего третье­го мужа (Арджуну). И Арджуна сказал ей: «О милая Панчали с огненными очами, осуши свои слезы! Все будет так, как ска­зал Мадху! Я не сомневаюсь в этом».

Слыша все это, Дхриштадьюмна громогласно объявил: «Я убью Дрону, Шикханди убьет деда Бхишму, Бхима — Дурьодхану, а Карна погибнет от руки Дхананджаи! О се­стра, имея таких союзников, как Кришна и Баларама, нас не одолеет в бою даже сокрушитель Вритры, что уж говорить о сыновьях Дхритараштры!»

Махабхарата - древнеиндийский эпос

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *