Махабхарата, Вана-парва, глава 42: Исполнение замысла по Ришьяшринги. Пандавы на Вайтаране

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Встревоженный Вибхандака сказал сыну: «Мальчик мой, это ракшасы принимают такое обличие! Они наделены неистовой силой, крайне жестоки и всегда помышляют о том, как бы прервать наше подвижничество. Прекрасный облик, сынок, используют они для того, чтобы разными уловками пробудить похоть в подвижнике. Эти злые оборотни отвращают удалившихся в леса отшельников от благих намерений и норовят лишить их благословенных миров. Смиренный духом отшельник, мечтающий о высших мирах, куда отправляются праведники, ни за что не должен поддаваться им. Они, по природе злонравные, развлекаются тем, что мешают подвижникам в их покаянии, о безгрешный. А те хмельные напитки, сын мой, которых никогда не касаются мудрые, пьют только люди, возлюбившие грех. И эти яркие, сверкающие, ароматные гирлянды не носят святые отшельники. Знай, это были проделки ракшасов!»

Ломаша Муни продолжал: Так Вибхандака предостерег своего сына и отправился на поиски куртизанки. Три дня он искал ее и, не найдя, вернулся в свое жилище. И вот, когда сын Кашьяпы ушел собирать плоды, та красавица вновь под видом отшельника явилась к невинному Ришьяшринге, желая завлечь его.

Увидев ее, обрадованный Ришьяшринга, не скрывая волнений, подбежал к ней и сказал: «Пойдем поскорее к тебе в обитель, пока не вернулся мой отец!»

Так, о царь, она осуществила задуманный ее матерью план и хитростью увела единственного сына потомка Кашьяпы на то превосходное судно, что тут же пустилось по волнам в царство Ломапады.

Пока она развлекала его разными способами, они прибыли к властителю ангов. Тот повелел отвести от берега их ярко сверкавшее судно, в котором они приплыли, и установить его перед приготовленной цветущей рощей под названием «плавающая обитель».

Едва только царь провел единственного сына Вибхандаки на женскую половину дворца, как вдруг увидел он, что бог небес ниспослал изобильный дождь, наполняя землю долгожданной влагой. Ломапада, желание которого исполнилось, отдал в супруги Ришьяшринге свою дочь Шанту и, чтобы успокоить гнев его отца, повелел пахать на быках вдоль дороги, по которой Вибхандака прибудет в его царство, а также приказал пригнать туда дородных коров и наставил своих пастухов: «Когда великий риши Вибхандака в поисках своего сына будет спрашивать вас, чьи вы, вы должны ответить ему, смиренно сложив ладони: «Этот скот и поля принадлежат твоему сыну. А мы его верные слуги, готовые исполнить любое его повеление! Что нам сделать, о святой мудрец, чтобы угодить тебе?»

Вернувшись с плодами и кореньями в свое жилище, святой отшельник, страшный в своем гневе, начал искать сына и, не найдя его, пришел в ярость. Заподозрил он, вспыхнувший гневом, что это дело рук царя Ломапады, и устремился в город Чампу, горя желанием испепелить повелителя ангов и все его царство. Усталый, проголодавшийся сын Кашьяпы добрался до пастушеских поселений, богатых упитанным скотом. Пастухи приняли мудреца с подобающими почестями, накормили его и предоставили ему покои для отдыха, где он, словно царь, провел ночь.

Довольный их радушным гостеприимством, спросил он: «О добрые пастухи, кто ваш хозяин?»

Почтительно поклонившись ему, они отвечали: «Мы принадлежим твоему сыну вместе с нашим богатством!»

В каждом месте его почитали, говорили ему приятные речи, и с успокоенным гневом явился он в город к владыке ангов. Царь Ломапада встретил его очень пышно с великой любовью, что весьма смягчило сердце мудреца. И там он увидел своего сына: тот был подобен самому Индре в небесном дворце, а вместе с ним и свою невестку Шанту, сияющую, как золотая молния.

После оказанного ему гостеприимства в селениях и царских провинциях и после того как он увидел своего святого сына вместе с прекрасной принцессой Шантой, Вибхандака полностью забыл о своем негодовании и выказал царю свое полное удовлетворение.

Великий мудрец, мощью своей подобный богам Сурье и Агни, оставил там своего сына и завещал ему: «Когда у тебя родится сын, сделай все, что будет угодно царю, и возвращайся обратно в лес».

Ришьяшринга, послушный воле отца, исполнил его указания и вернулся в лесную обитель. Шанта же верно служила Ришьяшринге, как на небесах Рохини — Соме, как славная Арундхати — Васиштхе, как Лопамудра — Агастье, как Дамаянти — Нале и как Шачи — владыке небес. Как Индрасена, дочь Нараяны, всегда ловила желания Мудгалы, так и Шанта любовно служила Ришьяшринге, когда они жили в лесу. Эта благословенная обитель, что сияет, украшая собою великое озеро, принадлежит ему, чья слава священна. Совершив здесь омовение, о Юдхиштхира, ты достигнешь всего, что пожелаешь, а затем мы продолжим паломничество к другим тиртхам».

Вайшампаяна продолжал: После этого, о Джанамеджая, сын Панду покинул берега Каушики и посетил одну за другой все прославленные святыни. Так он достиг места, где Ганга впадает в океан, и омылся у слияния пяти сотен рек. Затем, о Бхарата, отважный владыка Земли берегом океана проследовал вместе с братьями к владениям калингов.

Ломаша Муни сказал: «Калинги, о Каунтея, живут у реки Вайтарани. На ее берегах сам бог Дхармы совершал жертвоприношения, обратившись к небожителям за содействием. Северный берег ее, где величественно возвышаются горы, брахманы используют для жертвенных обрядов. Это святое место, дающее путь к небесам, часто посещают боги, и в прежние времена святые мудрецы поклонялись там повелителям Вселенной. Именно там, о царь царей, во время жертвоприношения могущественный Рудра взял себе жертвенное животное и объявил: «Это моя доля!»

Когда Шива забрал животное, о потомок Бхараты, полубоги сказали: «Не посягай на чужую долю, пренебрегая законами дхармы». Затем они прославили Рудру приятными речами и выказали ему почтение, ублаготворив жертвенным подношением. Тогда Шива отдал животное и удалился путем богов. О Юдхиштхира, из страха перед Рудрой полубоги установили ему при жертвоприношении постоянную свежую долю, лучшую из всех. Тому, кто совершит здесь омовение и повторит эту историю, откроется путь, ведущий в обитель небожителей».

Тогда все Пандавы вместе с Драупади, снискавшие благоволение судьбы, спустились к Вайтарани и провели обряд возлияния воды усопшим предкам.

Юдхиштхира обратился к Ломаше Муни: «О досточтимый мудрец, омывшись в священных водах этой реки, я чувствую, как отрешился от мира смертных. Твоей милостью перед взором моим открылись все миры. Я слышу пение молитв благородных обитателей леса!»

Ломаша Муни сказал: «О Юдхиштхира, место, откуда ты слышишь это пение, — за тысячи и тысячи верст отсюда! А теперь храни молчание, о владыка людей! Полюбуйся, перед тобой божественный лес Самосущего, где проводил жертвоприношение мощнопламенный Вишвакарма. Во время того жертвоприношения Господь Брахма преподнес в дар великому мудрецу Кашьяпе всю Землю, богатую лесами, морями и горами, за содействие в роли главного жреца. Едва только Брахма отдал Землю Кашьяпе, о Каунтея, богиня Земли погрузилась в печаль и гневно промолвила могучему владыке миров: «Ты не должен, достойный, отдавать меня какому-то смертному. Этот дар твой бесплоден, я ухожу в низшие миры!»

Видя ее отчаяние, благословенный святой Кашьяпа постарался умилостивить богиню Земли. И Земля, о сын Панду, довольная его подвижничеством и редкими добродетелями, снова поднялась из вод Причинного океана и предстала в виде жертвенного алтаря. Вот место, где сияет тот самый великолепный алтарь. Поднявшись туда, ты, о защитник мира, обретешь бесстрашие и силу. А когда будешь восходить к нему сегодня, пусть удача последует за тобой, я направлю все свои духовные заслуги, чтобы отвратить от тебя все зло чтением мантр, ибо, если смертный коснется этого алтаря, тот немедленно скроется в океане. Поднимаясь к священному алтарю, повторяй, о Пандава: «Приветствую тебя, о бог огня и солнца, владыка вод, отец богини Лакшми, семя Вишну и источник амриты».

О сын Панду, произнося эти слова, ты должен войти в океан, пристанище всех рек. Иначе океан не позволит тебе коснуться его даже травинкой куша».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *