Махабхарата, Вана-парва, глава 50: История мудреца Аштавакры

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Ломаша Муни продолжал: О владыка людей, а теперь посмотри на благословенную обитель, окруженную кокосовыми пальмами. Она принадлежит сыну мудреца Уддалаки, Шветакету, который известен на Земле как искусный знаток священных мантр. Здесь Шветакету воочию увидел богиню Сарасвати, представшую перед ним в человеческом облике, и попросил у нее благословение: «Надели меня даром красноречия!»

В ту югу Шветакету, сын Уддалаки, и Аштавакра, сын Каходы, которые состояли в родственных связях, как дядя и племянник, были лучшими среди ученых брахманов. Оба брахмана, дядя и племянник, явившись на жертвоприношение к царю Джанаки, одержали верх в философском споре с Вандином, не знавшим себе равных. Потерпев поражение от весьма юных Шветакету и Аштавакры, Вандин был утоплен в океане».

Юдхиштхира спросил: «О лучший из мудрецов, расскажи, пожалуйста, о том могучем юном брахмане Аштавакре, который победил Вандина. И почему он родился изогнутым в восьми местах?»

Ломаша Муни отвечал: «Был, о царь, у мудреца Уддалаки смиренный ученик по имени Кахода, услужливый и верный своему наставнику. Долгое время он посвящал себя постижению Вед. Брахман преданно и долго служил своему учителю, и тот в благодарность за его служение передал ему знание Вед, а также выдал за него свою дочь Суджату.

Через некоторое время она зачала огнеподобного сына. Однажды, находясь еще в лоне матери, этот младенец сказал своему отцу, погруженному в чтение Вед: «Отец, всю ночь ты декламируешь Веды, но, как кажется мне, допускаешь ошибки».

Оскорбленный в присутствии учеников, великий мудрец в гневе проклял своего сына, хотя тот еще пребывал в материнской утробе: «Если ты осмеливаешься поучать меня, будучи еще в чреве матери, то так и останешься скрюченным в восьми местах!»

Так появился на свет тот великий мудрец, изогнутый в восьми местах, и потому назвали его Аштавакрой. Дядя его по матери, Шветакету, был одного возраста с ним.

Встревоженная ростом сына в своем чреве, Суджата, подумав о богатстве, пришла к своему супругу, который был беден, и сказала ему наедине: «О великий мудрец, наступил десятый, последний месяц моей беременности, и я беспокоюсь, как ты будешь содержать семью, когда у нас родится ребенок?»

После таких слов жены Кахода отправился за богатствами к царю Джанаке. И придя туда, он был вызван на философский спор неким Вандином, весьма искусным в подобных диспутах. Проиграв в споре тому брахману, Кахода должен был утопиться в океане.

Уддалака, узнав, что его зять, проиграв спор Вандину, был утоплен, сказал своей дочери Суджате: «Ты должна держать это в тайне от Аштавакры». И она, последовав совету отца, когда Аштавакра родился, ничего не рассказывала ему об этом. Аштавакра считал Уддалаку своим отцом, а Шветакету — родным братом.

Однажды, когда Аштавакре было двенадцать лет, Шветакету увидел его сидящим у отца на коленях, схватив Аштавакру за руку, он стащил его, плачущего, с отцовских колен и сказал: «Это не твой отец, чтобы тебе сидеть у него на коленях!»

Жестокие слова, как стрелы, пронзили сердце Аштавакры. Горько плача, побежал он домой и спросил у матери: «Где мой отец?» И Суджата, само отчаяние, в страхе перед проклятием все рассказала ему.

Узнав от матери всю правду, Аштавакра, придя ночью к Шветакету, сказал ему: «Пойдем на жертвоприношение к царю Джанаке, говорят, там есть много невиданных чудес. Послушаем там диспуты брахманов, отведаем лучших блюд и наберемся мудрости, внимая текстам священных Вед».

И отправились дядя с племянником на богатое жертво-приношение царя Джанаки.

Аштавакра, встретив у входа во дворец царя, который преградил ему путь, произнес такие слова: «Если на пути нет брахмана, то первому уступают дорогу слепому, глухому, женщине, человеку, несущему груз, или же царю, но, встретившись с брахманом, следует уступить первому дорогу ему!»

Царь ответил: «О брахман, я уступаю тебе дорогу. Иди, куда пожелаешь. Даже маленьким огнем не следует пренебрегать. Сам Индра всегда склоняется перед брахманами».

Аштавакра сказал: «Мы пришли, царь, посмотреть на твое великолепное жертвоприношение, движимые любопытством. Мы явились сюда как гости и желаем, чтобы ты позволил нам войти. О сын Индрадьюмны, мы хотим увидеть жертвенный обряд и побеседовать с тобой. Но твой привратник преграждает нам путь, и это вызывает у нас гнев».

Страж сказал: «Я исполняю распоряжение Вандина. Выслушай, что я скажу. Нам запрещено впускать юных брахманов, только ученые брахманы, достигшие преклонного возраста, могут войти сюда».

Аштавакра на эти слова ответил: «Если двери открыты только для умудренных знанием старцев, то мы имеем полное право войти сюда. Мы тоже стары, ибо с самого рождения блюдем священные обеты и овладели мудростью Вед. Мы усердно служили старшим, укротили свои страсти и сведущи в различных разделах знания. Ведь говорится, что даже юным брахманом не следует пренебрегать, ибо огонь, даже самый малый, обжигает, если к нему прикоснуться».

Страж сказал: «О брахман, хотя ты еще совсем мальчик, процитируй, если знаешь, стих, доказывающий существование Высшего Существа, составленный одним слогом, и все же имеющий много слогов. Однако посмотри на себя — ты совсем юн. Не следует быть самодовольным, ибо ученые люди очень редки».

Аштавакра ответил: «Зрелость не измеряется ростом тела, как круглые наросты на дереве шалмали не говорят о его старости. И маленькое, низкорослое деревце считается взрослым, если в нем есть способность плодоносить, но если оно не приносит плодов, то еще не достигло зрелости».

Страж сказал: «Юноши наследуют мудрость старцев и со временем сами становятся зрелыми. Знание нельзя получить за короткое время. Почему же ты, мальчик, говоришь, словно старец?»

Аштавакра отвечал: «Стар не тот, у кого убеленная сединами голова. Даже юношу, если он умудрен знанием, полубоги почитают, как старца. Мудрецы не ставят человеку в заслугу лета, седины, нажитое богатство или друзей. Воистину, велик тот, кто сведущ в мудрости Вед. Я пришел сюда, о привратник, встретиться с Вандином в царском собрании. Доложи обо мне царю, носящему гирлянду из лотосов. Сегодня ты увидишь, стражник, меня, вступившим в спор с учеными брахманами, и как Вандин потерпит поражение в диспуте. И когда умолкнут все присутствующие ученые брахманы, царь и царские жрецы, ты засвидетельствуешь, кто на самом деле стар, а кто молод благодаря моему знанию».

Затем Аштавакра обратился к царю: «О лучший из рода Джанаки, ты — высший правитель и вся власть доверена тебе Богом. В прежние времена царь Яяти славился своими жертвоприношениями, а нынче ты — славный вершитель жертвенных дел. Слышали мы, что мудрый Вандин, побеждая в споре знатоков Вед, с помощью приставленных тобой верных слуг безжалостно топит всех побежденных. Узнав об этом, я и явился в собрание мудрых брахманов подискутировать о единстве Верховного Существа. Где же сейчас этот мудрый Вандин? Встретившись с ним, я намерен затмить его, как солнце — звезду».

Царь сказал: «О брахман, ты надеешься победить Вандина, не ведая о том, сколь могуществен твой соперник в споре. Могут ли те, кто знаком с его силой, позволить себе так говорить, как это делаешь ты? Великие брахманы, сведущие в Ведах, признали его лучшим из знатоков. Ты надеешься одержать победу над Вандином только потому, что не ведаешь о его глубочайших познаниях и умении вести спор. Многие люди, гордые своей ученостью, о брахман, до тебя пытались, но были повержены им в зале собраний мудрейших и лишились своей славы».

Аштавакра ответил: «Вандин еще никогда не встречался с такими, как я, и только поэтому он бесстрашно вступает в споры, как лев. Но, встретившись нынче со мной, он будет повержен, словно повозка, у которой в пути разболталась ось и отлетели колеса».

Царь решил его проверить: «Ответь мне на такую загадку, о юный брахман. Кто истинно наделен оком мудрости, тот постиг значение того, что имеет тридцать ступиц, двенадцать ободов, двадцать четыре сочленения и триста шестьдесят спиц».

Аштавакра сказал: «Пусть хранит тебя, царь, это вечно движущееся колесо, имеющее тридцать ступиц, двенадцать ободов, двадцать четыре сочленения и триста шестьдесят спиц».

(Примечание: Это колесо — колесо времени, исчисляемое солнечными, лунными и звездными циклами. Смысл слов Аштавакры: «Пусть защитят тебя добродетельные поступки, совершенные тобой в надлежащее время, в течение цикла этого колеса времени».)

Царь спросил: «Кто из полубогов дал жизнь тем двум, что подобны паре запряженных вместе кобылиц и налетают, словно ястребы? И какое потомство они породили?»

Аштавакра ответил: «Да не будет этих двоих в твоем доме, о царь, а также в домах твоих врагов. Тот, чьим колесничим является ветер, даровал им жизнь, они же породили его».

(Примечание: Здесь Аштавакра говорит о несчастье и смерти.)

Царь спросил: «Кто не смежает глаз даже во время сна; кто не движется, хотя и живой; у кого отсутствует сердце; и кто всегда прибывает на бегу?»

Аштавакра ответил: «Рыба спит, не смежая глаз. Яйцо живое, но не движется. У камня отсутствует сердце, а река вечно прибывает на бегу».

Царь сказал: «Я вижу, ты не обычный смертный, о сведущий в знании. Хотя ты юн, но отвечаешь как умудренный годами старец. Видится мне, что нет никого, кто сравнится с тобою в искусстве спора. И потому я раскрываю перед тобой двери в собрание мудрых брахманов. Вон там находится Вандин».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *