Махабхарата, Вана-парва, глава 52: Явакри совершает аскезы ради мгновенного обретения знания Вед

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Ломаша Муни дальше вел сыновей Кунти: «А это, царь, река Саманга, которая прежде называлась Мадхувилой. Вон там место под названием Кардамила, где омывался Бхарата.

Супруг Шачи, одолев Вритру, преследуемый невзгодами, вошел в воды Саманги и избавился от последствий грехов. Здесь, о бык среди людей, место, где гора Майнака погрузилась в недра Земли, и отсюда происходит его название Винашана. Тут некогда Адити, желая обрести сыновей, приготовила угощение для богов. О Пандавы, поднимитесь на эту гору, и вашим невзгодам и бесславию наступит конец.

А это горная цепь Канакхала, святилище мудрецов; отсюда, о Юдхиштхира, видна могучая Ганга. Здесь святой Санат-кумара достиг совершенства в аскезах. Совершив омовение в ней, о потомок Аджамидхи, ты очистишься от всех грехов.

Вместе с брахманами, Каунтея, прими омовение в водах озера под названием Пунья, в реке Тушни-Ганге и на горе Бхригутунге. Отсюда видна превосходная обитель мудреца Стхулаширы, отрекись здесь от гордыни и гнева, о сын Кунти. А вон там, посмотри, сияет славная обитель Райбхьи, где окончил свои дни сын Бхарадваджи, мудрец Явакри, глубоко познавший Веды».

Юдхиштхира спросил: «Как могучий мудрец Явакри, сын Бхарадваджи, обрел такое глубокое знание Вед и по какой причине он встретил смерть в этом месте? О Ломаша, расскажи, как все это произошло. Я жажду услышать о деяниях тех, кто подобен богам».

Ломаша Муни начал свой рассказ: «Бхарадваджа и Райбхья были друзьями. Жили они здесь, всегда черпая радость в общении друг с другом. Было у Райбхьи два сына — Арвавасу и Паравасу. У Бхарадваджи, о Бхарата, был единственный сын Явакри. Райбхья с двумя сыновьями изучал Веды, а Бхарадваджа черпал радость в подвижничестве.

Дружба обоих с самого детства не знала себе равных. И однажды жизнерадостный Явакри заметил, что брахманы пренебрегают его отцом-аскетом, но выказывают почести Райбхье и его сыновьям. Это сильно опечалило Явакри и он решил предать себя умерщвлению плоти ради обретения знания Вед. Он жег свое тело на пылающем огне, практикуя изнуряющие аскезы, и тем вызвал тревогу в уме Индры.

Тогда, о Юдхиштхира, Индра явился к Явакри и спросил: «Что вынудило тебя, о подвижник, предпринять такое суровое покаяние?»

Явакри ответил: «О почитаемый сонмами богов, цель моего покаяния — обрести такое знание Вед, которое доселе было недоступно познанию брахманов. Пусть же оно откроется мне! Я желаю аскезами добиться всех знаний, о Каушика! О господин, для усвоения Вед из уст наставника потребуется долгое время, оттого-то я и решился на этот отважный подвиг, чтобы обрести знание Вед за короткий срок».

Индра попытался отговорить его: «Брахман, ты выбрал неправедный путь. Так ты ничего не добьешься, только убьешь себя! Ступай и получи знания из уст учителя».

С этими словами Шакра удалился, Явакри же еще усерднее принялся вершить суровые подвиги. Предаваясь умерщвлению плоти, отчаянный подвижник сильно тревожил Индру. И снова сокрушитель Бали явился к великому аскету, наложившему на себя суровые епитимьи, и попытался остановить его: «Недостижима цель, к которой ты стремишься, необдуман твой шаг во имя того, чтобы Веды открылись тебе и твоему отцу».

Явакри не унимался: «О повелитель богов, если не сбудется то, чего я желаю, то я предприму еще большую тапасью. Знай, о царь небожителей, если ты по доброй воле не исполнишь мое желание, я отсеку члены своего тела и принесу их в жертву пылающему огню!»

Убедившись в решимости того пламенного духом подвижника, мудрый Индра стал размышлять, как его остановить. И приняв облик столетнего изможденного чахоткой брахмана-аскета, он взялся строить из песка плотину в том месте Бхагиратхи, где Явакри обычно принимал омовение.

Поскольку лучший из дваждырожденных не внял данному им совету, Индра стал наполнять песком Гангу. Он непрерывно бросал горстями песок в бурную реку, пытаясь соорудить плотину, чтобы тем самым преподать урок Явакри. Явакри, жемчужина среди аскетов, смотрел, как тот старается перегородить Гангу, и наконец, рассмеявшись, сказал: «Что происходит, о брахман? Что ты задумал? Эти сверхчеловеческие усилия не дадут тебе желаемый плод».

Индра ответил: «Я перегорожу Гангу насыпью, и будет удобный путь. А то ведь, сын мой, людям трудно переправляться каждый раз через реку на лодке».

Явакри сказал: «О аскет, тебе не удастся перегородить этот неудержимый поток. Отступи перед тем, что невозможно сделать, ведь это непосильно для тебя».

Индра ответил: «Моя ноша, что я взвалил на себя, столь же непосильна и бесплодна, как и твоя, когда ты с целью постичь Веды предпринял это подвижничество».

Явакри сказал: «О владыка богов, если ты считаешь, что мои усилия столь же бесплодны, как и попытки перегородить Гангу, то выполни мое желание обрести знание Вед. Удостой меня даров, которыми я превзойду других!»

И Индра решил даровать ему те дары, о которых просил подвижник: «Откроются тебе и отцу твоему Веды, как ты того хочешь. Исполнятся и другие твои желания, которые ты вынашиваешь. Теперь возвращайся домой, о Явакри!»

Так, добившись того, что хотел, Явакри явился к отцу и радостно возвестил: «Дорогой отец, теперь Веды откроются перед нами! Я получил эти дары от самого Индры, которые нам позволят превзойти других!»

Бхарадваджа сказал: «Сын мой, получив дары, которые ты пожелал, ты возгордишься, а обуянный гордыней, станешь немилосердным и вскоре погибнешь! По этому поводу есть история, рассказанная небожителями. Некогда жил на свете мудрец по имени Баладхи. Терзаемый горем по смерти сына, он подверг себя необычайно суровой тапасье, чтобы обрести бессмертного сына, — и в результате ему удалось получить такого. Но боги, хотя и очень благосклонные к нему, сделали его сына не таким, как сами бессмертные. Они сказали ему: «Смертное существо не может быть бессмертным. Срок его жизни все равно будет отмерен».

На это Баладхи им отвечал: «О лучшие из полубогов, эти горы стоят в этом мире вечно, пусть они и отмерят срок жизни моего сына».

И родился у того мудреца сын по имени Медхави, отличающийся своей раздражительностью и вспыльчивостью. Прослышав о том, что предшествовало его рождению, он преисполнился гордости и стал с презрением относиться к святым мудрецам, нанося им различные оскорбления и обиды. Странствуя по Земле, чиня зло отшельникам, он встретил однажды могучего духом мудреца Дханушакшу.

Медхави непочтительно обошелся с ним, а затем оскорбил его, и могучий мудрец его проклял: «Быть тебе, обращенным в прах!» Однако на Медхави не подействовало это проклятие. Тогда могучий Дханушакша, видя, что Медхави остался невредим, наслал огромных быков и те разрушили горы, что были залогом его жизнестойкости. Когда рухнули горы, отвечающие за продолжительность его жизни, юноша тут же скончался, и отец, найдя сына мертвым, погрузился в скорбь, оплакивая его судьбу.

Когда мудрецы, познавшие Веды, увидели, как он рыдает, объятый горем, они обратили к нему такие слова: «Смертный не властен преступить того, что предопределено судьбою: Дханушакша сокрушил горы с помощью быков».

Так юные аскеты, получив благословения, преисполняются гордыни и быстро гибнут. Не следуй по их пути, о сын мой! Райбхья и его отпрыски обладают великой силой. Не приближайся к нему, Явакри, и будь внимательным, ибо этот великий аскет гневлив и в ярости своей может погубить тебя, сын мой!»

Явакри заверил его: «Я исполню твой завет, не тревожься, отец, обо мне. Так же как я почитаю тебя, чту я и Райбхью». Явакри успокоил отца ласковыми речами, а сам пошел досаждать другим мудрецам, черпая в том великую радость.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *