Махабхарата, Вана-парва, глава 39: История Сагары Махараджа и его потомков

Ломаша Муни продолжал: Услышав те пророческие слова, Махараджа Сагара преисполнился веры и проделал все так, как было сказано, поручив присматривать за каждым сосудом заботливых нянь. И по прошествии какого-то времени с благословения Рудры родились у того царя шестьдесят тысяч могучих сыновей. То были грозные вершители жестоких деяний, способные странствовать в поднебесье; будучи столь многочисленны, презирали они всех обитателей миров, включая и небожителей. Отважные, привычные к битвам, притесняли они даже богов, а также гандхарвов, ракшасов и прочих рожденных существ.

И вот, изводимые безрассудными сыновьями Сагары, люди вместе с богами пошли искать защиты у Брахмы. Ответил им творец Вселенной: «Не беспокойтесь, в скором времени сыновей Сагары постигнет по делам их верная гибель!»

Успокоенные словами Брахмы, полубоги и потомки Ману, получив благословение вселенского прародителя, вернулись в свои обители. Затем, о Бхарата, могучий царь Сагара совершил жертвоприношение ашвамедха. Конь, которого он пустил странствовать по всей Земле, находился под надежной охраной его сыновей. Но как только жертвенный конь, тщательно охраняемый ими, приблизился к безводному, пугающему взор океану, он внезапно исчез. Сыновья Сагары подумали, что жертвенный конь похищен. Вернувшись к отцу, рассказали они, как конь исчез из виду; царь же велел им: «Ступайте и ищите коня во всех направлениях!»

И вот по приказу отца стали искать они того коня по всему необъятному земному пространству. Но где бы сыновья Сагары ни искали, никто из них не мог найти ни коня, ни его похитителя. Пришли они снова к отцу и со сложенными руками обратились к нему: «О царь, согласно твоему повелению обошли мы всю Землю с ее морями, лесами, горами, островами, реками,пещерами и холмами, но нигде не нашли, о владыка Земли, ни коня, ни его похитителя».

Выслушав их речи, царь потерял рассудок от гнева и, повинуясь воле судьбы, сказал им так: «Ступайте снова, сыновья мои, и любыми средствами найдите коня! Без коня, предназначенного для великого жертвоприношения, не возвращайтесь!»

И вот снова, вняв повелению отца, пустились по всему миру искать того коня сыновья Сагары. Наконец увидели герои в земле зияющую расщелину; собравшись в том месте, сыновья Сагары принялись рыть лопатами и мотыгами землю и величайшими усилиями добрались до океанского дна. Повсюду разрытая сыновьями Сагары обитель Варуны оказалась в бедственном положении. Асуры, наги, ракшасы и другие невинные существа издавали мучительные вопли, истребляемые сыновьями Сагары. Сотни и тысячи отсеченных голов, обезглавленных тел с раздробленными костями усеяли морское дно, обагренное кровью.

Пока они так пробирались сквозь обитель Варуны, прошло достаточно много времени, но нигде они не могли обнаружить жертвенного коня. И наконец, разрыв в северо-восточной части океана дно до самой Паталы, разгневанные сыновья Сагары увидели там коня, гуляющего по местным просторам, а также великого мудреца Капилу, сияющего силой аскез.

При виде коня, о царь, от радости волоски на их телах встали дыбом, и в гневе, не удостоив вниманием великого Капилу, лучезарного, как огненное пламя, пытаясь только поймать коня, поспешили они на зов смерти. И тогда святой мудрец Капила, которого также называют Васудевой, излил на них свой гнев и в одно мгновение испепелил пылающим взором безрассудных сыновей Сагары. Увидев, как были они обращены в пепел, мудрец Нарада поспешил к царю Сагаре и поведал ему о случившемся.

Услышав страшные слова, слетевшие с уст мудреца, царь на некоторое время утратил душевный покой и предался скорби; но вскоре вспомнил о том, что предрек ему Шива. Призвал тогда Сагара своего внука Аншумана, сына Асаманджасы, и сказал ему: «Те шестьдесят тысяч наделенных непомерной силой моих сыновей встретили из-за меня ужасную гибель, испепеленные гневом Капилы. Но и твой отец, юноша, отвергнут мной, ибо я верен своему долгу и желаю блага мои подданным».

Юдхиштхира спросил: «О безгрешный мудрец, зачем же царь Сагара отверг своего родного сына, наделенного бесстрашием и отвагой, с которым так трудно расстаться?»

Ломаша Myни ответил: «Был у Сагары сын по имени Асаманджас, рожденный дочерью царя Шиби; и он, хватая за горло немощных детей горожан, бросал их в реку.

Удрученные страхом и скорбью горожане собрались и, представ перед Сагарой, взмолились ему: «О великодушный владыка, ты защищаешь нас от насилия и страха перед врагами; избавь же нас и от страха перед сыном твоим Асаманджасом, учиняющим насилие и жестокость!»

Услышав жалобы горожан, добродетельнейший из царей на некоторое время погрузился в печальные раздумья, а затем обратился к своим советникам: «Сегодня же сын мой, Асаманджас, должен быть изгнан из города! И если вы принимаете меня как царя, то пусть это будет исполнено без промедления!»

Послушные его воле, советники быстро исполнили царское веление.

Итак, я рассказал тебе, как, заботясь о благе подданных, великодушный Махараджа Сагара изгнал из столицы собственного сына. Теперь, о царь, послушай, что сказал тогда Сагара славному лучнику Аншуману.

Сагара сказал: «О дитя, сердце мое истерзано разлукой с твоим отцом и гибелью моих сыновей, а также неудачей вернуть жертвенного коня. Потому, о внук мой, приведи назад коня и избавь меня от участи ада, истомленного горем из-за препятствий к жертвоприношению!»

Выслушав благородного Сагару, Аншуман, подгоняемый печалью, направился к тому месту, где была разрыта земля. Той же самой дорогой последовал он в недра океана и увидел там могущественного Капилу, а рядом с ним искомого коня. Увидев того древнего мудреца, сияющего, как огненное пламя, склонил он перед ним голову до самой земли и поведал о причине своего прибытия.

Преданный дхарме мудрец Капила остался доволен Аншуманом и сказал ему: «Проси благословения!»

Первым — из-за необходимости для жертвоприношения Сагары — попросил Аншуман коня, а потом — чтобы очистились его отцы.

Наделенный духовным пылом святой подвижник Капила ответил: «О безгрешный, я дам тебе все, что просишь. Пусть удача сопутствует тебе! Ты предан дхарме, истине и к тому же смиренен. Ты воистину исполнил все желания Сагары. А отец твой по праву может гордиться таким добродетельным сыном. Благодаря тебе сыновья Сагары удостоятся небесной обители и освободятся от последствий своих грехов. А внук твой, умилостивив великого Шиву суровой аскезой, низведет с неба текущую тремя потоками священную Гангу, дабы смогли очиститься сыновья Сагары! Пусть удача сопутствует тебе! Забирай жертвенного коня, сын мой, и пусть жертвоприношение благородного Сагары завершится успехом!»

Получив благословения прославленного Капилы, Аншуман, взяв коня, вернулся к месту жертвоприношения великого Сагары. Припав к стопам царя, который с любовью вдохнул аромат его головы, Аншуман поведал ему обо всем, что видел и что слышал о гибели его сыновей, а также сообщил ему, что конь доставлен к жертвенной арене, и что сыновья его отправятся на небо.

Успокоенный Сагара, прославив Аншумана, завершил великое жертвоприношение и после окончания жертвенного обряда, прославляемый всеми богами, объявил океан, обитель Варуны, своим приемным сыном.

Долгое время лотосоокий царь Сагара еще правил своим царством, а потом, возложив бремя власти на внука, вознесся на небеса.

Аншуман же, добродетельнейший из царей, правил, подобно своему деду, землями, простирающимися до самого океана. Когда пришло время, Аншуман возвел на трон своего преданного дхарме сына Дилипу и оставил этот бренный мир. А Дилипа, узнав о страшной участи, постигшей его предков, не ведая покоя, помышлял об их спасении. Для того чтобы низвести на Землю Гангу, прилагал царь великие усилия, но как ни старался, все же не смог заставить ее сойти с небес.

И вот родился у него славный сын, всецело преданный добродетели, не ведавший злобы, названный Бхагиратхой. Помазав его на царство, когда пришло время, Дилипа удалился в лес и, достигнув совершенства в подвижничестве, вознесся на небо, о славный потомок Бхараты.

Царь Бхагиратха же прославился на Земле как могучий лучник, грозный колесничный воин и был отрадой для всего мира. Прослышал сильнорукий Бхагиратха о том, что великий мудрец Капила предал его предков страшной смерти, испепелив пламенным взором, и о том, что не достигли они небес. С печалью в сердце вверил владыка людей свое царство попечению министров, а сам направился к подножию заснеженных Гималаев, чтобы познать там суровость аскез.

О лучший из людей, желая выжечь все грешное в себе жаром духовной аскезы, стремившийся снискать благосклонность Ганги, пришел Бхагиратха к превосходнейшим из гор — Гималаям, изобилующим ценными минералами, пиками прекраснейших форм, со всех сторон орошаемыми гонимыми на ветру облаками. Подивился он красоте горных склонов с лесными чащобами и полноводно-быстрыми реками, величественными львами и тиграми, что обитают в ложбинах и горных пещерах, птицами всевозможной окраски, заливающимися трелями и причудливым слуху пением: соловьями, кукушками, бхринга-раджами, утками, лебедями, жаворонками, танцующими павлинами, чатаками и чакорами с темными уголками глаз.

Увидел он в прозрачных водоемах множество цветущих лотосов, как танцуют на их берегах кричащие журавли, как на скалистых уступах сидят киннары и небесные нимфы (апсары), а также увидел он видьядхаров, часто посещающих те чудные места. Деревья на всех горных склонах были ободраны бивнями могучих слонов. Обитали в тех краях, богатых залежами драгоценных каменьев, полные ужасного яда змеи с раздвоенными языками. В иных местах Гималаи казались ему полными золота, в других — серебра, а кое-где — черной маскары для глаз. Так Бхагиратха пришел к Гималаям. И там предался тапасье с целью призвать небесную Гангу: тысячу лет он терпел епитимью, питаясь лишь плодами, кореньями и водой. А по прошествии тысячи небесных лет, приняв человеческий облик, довольная его аскезами, явилась ему сама святая река Ганга и молвила: «Чего же ты хочешь от меня, о великий царь? Что мне сделать для тебя, о достойнейший из людей? Скажи, и я исполню твое желание!»

Царь Бхагиратха ответил дочери снежных вершин: «О дарительница благословений! О великая река! Когда мои праотцы скитались по Земле в поисках жертвенного коня, мудрец Капила низверг их в обитель бога смерти. Соприкоснувшись с духовным пылом могущественного мудреца, те шестьдесят тысяч сыновей Сагары в единый миг превратились в пепел от его гнева. И не будет им, погибшим, места на небе до тех пор, пока ты не омоешь их прах своими святыми водами. Так вознеси же на небо предков моих, сыновей царя Сагары, лишь ради них я взываю к тебе с мольбой, о святая река!»

На эти слова царя, весьма довольная им Ганга, чтимая всем миром, сказала Бхагиратхе: «Не сомневайся, царь, я исполню твое желание; но только напор мой, когда стану падать на Землю с небес, будет несдержимым. Во всех трех мирах, о царь, нет никого, кто мог бы сдержать его, кроме могучего Шивы, отмеченного синей каймой на горле. Умилостиви подвижничеством великого Махадеву, дарителя благословений, и он своей головой поддержит мои потоки, ниспадающие с неба. Исполнит он твое желание — возвысить до небес твоих предков!»

Отправился царь Бхагиратха на гору Кайлас и стал там ублаготворять Шанкару пламенностью своей аскезы. И вот, когда лучший из полубогов был доволен, встретился с ним достойнейший из людей, желая вознести предков своих на небо, и получил от него в дар обещание сдержать Гангу при ее падении с небесных планет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *