Махабхарата, Вана-парва, глава 40: Нисхождение Ганги на Землю

Ломаша Муни продолжал: Вняв словам Бхагиратхи, что были приятны богам, Шанкара ответил царю: «Да будет так! Ради тебя, о лучший из царей, я сдержу при падении с небес чистейшую Гангу!»

Сказав так, о мощнорукий, в окружении своих отвратительных обликом спутников, потрясавших всевозможным оружием, Шива направился в Гималаи, затем остановился и сказал Бхагиратхе: «Проси теперь, о сильнорукий, реку, дочь Гималаев, о нисхождении! Я сдержу достойнейшую из рек при падении с неба!»

Услышав слова Шивы, праведный царь мысленно обратил свои молитвы к Ганге. И та светозарная, несущая священные воды река, которой возносил молитвы Бхагиратха, при виде стоявшего внизу великодушного Шивы, могучим потоком устремилась с небес на Землю. Увидев, как нисходит с небес лучшая из рек, явились в то место боги с великими риши, гандхарвами, нагами и якшами, жаждущие увидеть то необычное зрелище.

И вот Ганга, дочь заснеженных Гималаев, своими бурлящими водоворотами, кишащая рыбой и крокодилами, потекла с небес на Землю, сдерживаемая Махадевом, подставившим под ее потоки свою просветленную голову. И потекла Ганга тремя могучими потоками к великому океану; на волнах ее грудились, подобно стаям гусей, хлопья пены; кое-где извиваясь, словно змея, кое-где спотыкаясь, словно хмельная красавица, текла она, облаченная в пенные одежды, создавая порой оглушительный шум плеском своих стремительных волн и потоков.

Так, принимая множество форм, низойдя с небесных планет на Землю, лучшая из рек воззвала к Бхагиратхе: «О царь, укажи мне путь, каким мне следует течь! Ведь ради тебя я сошла на Землю!»

Услышав ее слова, благороднейший из царей направился туда, где покоился прах могучих сыновей Сагары, чтобы святыми водами очистить их. А Хара, чтимый всем миром, сдержав напор Ганги, отправился с небожителями к горе Кайлас. Царь же вместе с прославленной Гангой, достигнув безбрежного океана, обители Варуны, быстро заполнил его ее священными водами. И там владыка людей удочерил Гангу; предкам же своим предложил он священную воду, и таким образом исполнил свое желание.

Итак, о Юдхиштхира, я рассказал тебе, как Ганга низошла на Землю и заполнила великий океан, что был выпит могучим Агастьей, и как погубил Агастья убийцу брахманов, демона Ватапи».

Вайшампаяна продолжал: Оттуда, о Бхарата, направился сын Кунти к рекам Нанда и Апарананда, смывающим смертные грехи. Достигнув огромной горы Хемакута, увидел там Юдхиштхира превеликое множество чудесных, непостижимых явлений. Тысячегласно шумели там тучи и каменные лавины; оттого тоска поражала сердца людей, и не в силах они были подняться на ту гору. Там неустанно дул ветер, а небеса проливали непрерывно дожди. Слышались там звуки ведических мантр, хотя, как казалось, не было никого.

Утром и вечером, о владыка людей, на той горе полыхал священный огонь для жертвенных обрядов и летали там насекомые, что больно жалили, прерывая людские аскезы. Оттого люди болели и испытывали печаль. Усмотрев все эти странные явления, сын Панду расспросил об этом мудрого Ломашу.

Ломаша ответил: «Слушай внимательно, царь, я расскажу тебе то, что слышал сам. Здесь, на горе Ришабхе, жил подвижник по имени Ришабха, наделенный пылом подвижничества и весьма гневливый; было же ему от роду много сотен лет. Разгневался он однажды на то, что заговаривают с ним другие люди, прерывая его медитацию, и приказал он горе: «Кто здесь вымолвит хотя бы слово, бросай в него камни и зови немедленно ветер, чтобы не было шума!»

С тех пор в том месте любой разговор прерывается громом. Вот, о царь, какие запреты наложил тот святой мудрец, а также в гневе запретил он и другие действия.

Рассказывают, что в старину пришли как-то боги к Нанде; за ними же по пятам поспешили люди, дивившиеся виду богов. Боги во главе с Индрой не желали, чтобы их видели, и сделали эту местность недоступной для восхождения и любопытного взгляда, загражденной горами. С тех пор, Каунтея, никто не может окинуть взором эту гору, а тем более подняться на нее! Кто не закален жаром подвижничества, тому не увидеть этой великой горы и не взойти на нее; потому, о сын Кунти, блюди обет обуздания речи!

Тут обычно все полубоги творили жертвенные обряды; их следы здесь видны и поныне. В этих местах землю устилает трава дурва, что на вид похожа на священную траву куша; а множество деревьев здесь подобны жертвенным столпам. Боги со святыми мудрецами обитают здесь и поныне, о Бхарата! Это их жертвенный огонь виден в утренние и вечерние часы. Грехи омывшихся в этом месте, тотчас же уничтожаются, а потому, Партха, прими здесь омовение вместе с братьями. А после того как омоешься в Нанде, ступай к реке Каушики, где мудрец Вишвамитра предавал себя тапасу».

Омывшись там, царь со своими спутниками пошел к священной реке Каушики, наполненной благодатными прохладными водами.

Ломаша Муни сказал Юдхиштхире: «О Бхарата, это святая река Каушики, а вот восхитительная обитель мудреца Вишвамитры. А это святилище принадлежит великой душе, мудрецу Кашьяпе, у которого был внук по имени Ришьяшринга, усмиривший чувства подвижник. Силой аскезы заставил он Индру пролить дождь; и из страха перед ним губитесь Балы и Вритры послал дождь во время засухи. Тот могущественный сын Кашьяпы был рожден от лани. Во владениях Ломапады он сотворил великое чудо и царь Ломапада по окончании жатвы выдал за него свою дочь Шанту, словно бог Солнца — свою дочь Савитри».

Юдхиштхира спросил Ломашу: «Как случилось, что внук Кашьяпы, Ришьяшринга, был рожден от лани? Почему его, рожденного от предосудительного союза, признали святым? Чего ради Индра, губитель Балы и Вритры, из страха перед этим мудрым юношей послал дождь, когда стояла засуха? И насколько же была прекрасна та целомудренная царская дочь Шанта, которая покорила сердце этого юноши с оленьими рогами? А также, почему во владениях царя Ломапады, славящегося своим благочестием, не проливал дождя владыка небес? О мудрец, изволь поведать мне обо всем этом и о деяниях Ришьяшринги».

Ломаша Муни отвечал: «Слушай же, о Юдхиштхира, как у благонравного святого брахмана-аскета по имени Вибхандака, чье семя никогда не расходовалось на продолжение рода, родился могущественный, наделенный духовной силой сын, названный Ришьяшрингой, чтимый даже мудрыми старцами.

Однажды сын мудреца Кашьяпы, Вибхандака, пришел к большому озеру (Махахраде), желая предаться там подвижничеству. На протяжении долгих лет этот мудрец, почитаемый даже богами, изнурял себя божественными аскезами. И вот так случилось, когда он полоскал рот водой у того озера, увидел он небесную танцовщицу Урваши, и в тот самый миг неожиданно изверглось у него семя. Затем, о царь, мучимая жаждой лань выпила то семя вместе с водой и по высшей воле судьбы забеременела. Но в действительности та лань была дочерью полубогов, которой в былые времена было предсказано Брахмой: «Ты родишься ланью, но когда у тебя появится святой сын, ты избавишься от тела лани». По воле провидения и по неизменному слову творца Вселенной родился у той лани сын Вибхандаки — великий святой мудрец. Рос Ришьяшринга в лесной глуши, неустанно исполняя строгие обеты. На голове у него росли оленьи рожки, и оттого он стал известен под именем Ришьяшринга. Кроме отца своего не видел он ни одного человеческого существа; а потому его разум всегда был направлен на соблюдение духовных обетов.

В это самое время правил страной ангов друг Дашаратхи, славный царь Ломапада. Рассказывают, что однажды не исполнил он желания святого брахмана, и потому покинули царство того владыки все дваждырожденные. Поскольку случилось так, что не осталось при том царе даже семейного жреца, способного провести жертвенные обряды, то перестал тысячеокий Индра лить дождь на владения Ломапады, отчего тяжко страдали его подданные.

Тогда владыка Земли обратился смиренно к мудрым и знающим брахманам: «Как сделать, чтобы Индра пролил дождь на мои владения?»

И мудрые мужи стали поочередно высказывать свое мнение. Был среди них один святой подвижник, который сказал ему: «О царь, разгневаны на тебя брахманы. Постарайся умилостивить их. А также тебе нужно доставить сюда, о владыка, сына мудреца Вибхандаки — Ришьяшрингу, обитателя леса, приверженного строгим обетам и не знающего общества женщин. Как только этот великий подвижник войдет в твои владения, тотчас же Индра пошлет дождь. Не сомневайся в этом!»

Выслушав его слова, царь Ломапада наложил на себя покаяние за свой грех, ушел из города и вновь вернулся, лишь когда умилостивил брахманов. Узнав о приходе царя, возрадовались все его подданные. Созвал царь Анги приближенных министров, искушенных в мудрых советах; немало усилий приложили они, чтобы найти решение, как завлечь в столицу святого Ришьяшрингу. И царь вместе со своими советниками, сведущими в различных отраслях знания и государственных делах, нашел наконец подходящий план действий.

Повелел владыка Земли привести к нему искуснейших во всяких делах куртизанок и обратился к ним с такими словами: «Любыми средствами, красавицы, очаруйте и заманите в мои владения сына святого мудреца, Ришьяшрингу!»

Но те красавицы, трепетавшие перед гневом царя и в то же время — перед проклятием святого отшельника, побледнев и едва не лишившись чувств, отвечали, что дело это невыполнимое. И тут среди них одна убеленная сединами женщина сказала царю: «О владыка, я попытаюсь привести сюда того святого подвижника. Ты же соизволь обеспечить меня всем, что для этого потребуется. Тогда я смогу привести сюда святого Ришьяшрингу».

Наделил ее царь всем необходимым, щедро одарил богатством и всевозможными драгоценностями. И тогда, о царь, взяв с собой нескольких юных красавиц, она без промедления отправилась в лес.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *