Махабхарата, Вана-парва, глава 12: Битва Шри Кришны с демоном Шалвой

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Васудева, Кришна, продолжал: На эти слова, о Каунтея, ко­лесничий ответил Прадьюмне учтивой речью: «О сын Рукмини, я ни чуть не устрашился, управляя в битве конями, и пре­красно знаю традиции потомков Вришни относительно битвы! Но, служа как возничий, я обязан оберегать воина на колеснице любыми средствами! Ты к тому же был тяжело ранен! Глубоко пронзила тебя стрела, пущенная Шалвой, твой дух был пода­влен, о герой, потому я и унесся прочь. Теперь же, о сын Кешавы, славнейший из сатватов, к тебе вернулось сознание; так стань свидетелем моего умения в управлении конями! Дарукой я рожден и подобающе им обучен; без страха проеду я сквозь несметные полчища Шалвы!»

С этими словами натянул он резко поводья и пустил га­лопом коней в самое пекло битвы. Превосходные кони его, погоняемые кнутом, казалось, летели по воздуху, выписывая по всему полю всевозможные зигзаги. Подчиняясь легким движениям рук сына Даруки, они, наполненные неистощимой энергией, едва касались земли. Этот бык среди людей крутил колесницу вокруг армии Шалвы с такой легкостью, что все при­сутствующие только диву давались его искусству.

Царь Саубхи не в силах стерпеть этих маневров Прадьюмны, тотчас же выпустил три стрелы в его колесничего. Однако сын Даруки, не обратив ни малейшего внимания на его стрелы, продолжал свой путь. Тогда Шалва стал метать разное оружие в Моего отважного сына, рожденного от Рукмини. На лету свои­ми острыми стрелами Мой сын расщеплял их и смеялся в ответ, доказывая свою ловкость!

Увидев, что тот легко отражает его оружие, Шалва прибег­нул к страшной иллюзии, присущей асурам, и наслал на Прадьюмну бесконечные ливни стрел. Догадавшись, что в ход пу­щено могучее оружие дайтьев, Прадьюмна оружием Брахмы быстро отразил его и ответно выпустил крылатые стрелы. Как кровожадные змеи впились они в голову, грудь и лицо Шалвы; померкло его сознание и, истекая кровью, пал он на землю. Ког­да, израненный стрелами, опустился наземь презренный Шал­ва, сын Рукмини нацелил на него еще одну стрелу, разящую насмерть любого врага. При виде возложенной на тетиву той стрелы, приводящей в трепет всех дашархов, пламенеющей, по­добно огню, и неминуемой, как смертоносная змея, небосвод огласился воплями отчаяния.

Но тут все небожители во главе с Индрой и повелителем сокровищ Куверой отправили посланцами Нараду и могучего бога ветра, которые явились к сыну Рукмини и передали ему следующее послание: «О герой, не суждено царю Шалве пасть от твоей руки! Вложи эту стрелу в колчан: хотя, поистине, нет человека, которого она не могла бы сразить в битве, но не дозво­лено тебе убить в этой схватке Шалву! О сильнорукий, примет он смерть в сражении от Кришны, сына Деваки, — таково пред­начертание Творца, что не может быть ложным!»

Тут Прадьюмна, исполненный ликования, снявши с отмен­ного лука ту чудную стрелу, вложил ее в колчан. А злодей Шал­ва поднялся с земли и спешно бежал со всем своим войском, израненный стрелами Прадьюмны. Пострадав от рук воинов Вришни, злобный демон оставил Двараку и на своем летающем городе-корабле взмыл в небо.

После завершения твоего великого жертвоприношения раджасуя, о Юдхиштхира, Я прибыл в столицу Анартов, давшую отпор царю Шалве. Дварака явилась Моему взору лишенная былой красоты. Никто не декламировал Веды, не проводил жертвоприношений, прекрасные женщины Двараки ходили без украшений, пригородные сады стали неузнаваемы.

При виде всего этого, встревоженный, Я спросил у сына Хридики: «Отчего так опечалены жители города, о тигр среди людей?» На это сын Хридики, Критаварма, подробно рассказал Мне о нашествии царя Шалвы. Выслушав его рассказ, Я решил убить повелителя Саубхи.

Успокоив горожан, Я сказал царю Уграсене, Анакадундубхи (Васудеве) и всем героям Вришни, ободряя их: «О Ядавы, оставайтесь в столице, заботьтесь обо всех жителях, а Я вы­ступаю в поход. Пока не убью Шалву, Я не вернусь в Двараку! Мы снова увидимся только после смерти царя Саубхи. Пусть гремят барабаны дундубхи и своим пронзительным звуком внушают ужас врагам!»

Вдохновленные Мною, герои Вришни радостно ответили Мне: «Иди и истреби наших врагов!» Получив благословения тех ликующих воинов, под благоприятные гимны брахманов Я поклонился Уграсене и Господу Шиве, взошел на Свою колес­ницу, запряженную конями Сугривой ‘и Шайбьей и огласил все стороны света, протрубив в знаменитую раковину Панчаджа-нью. О тигр среди людей, так Я двинулся со Своей грозной, непобедимой армией, состоявшей из войск четырех родов, на столицу царя Шалвы.

Минуя множество земель, гор, рек и озер, прибыл Я в страну Матрикаварту. Там Я услышал, что Шалва на своем воздушном городе-корабле отправился в сторону океана, и Я пустился пре­следовать его по пятам. О отважный Юдхиштхира, Шалва на своем корабле Саубха был там, над пучиной кипевшего огром­ными волнами океана. Завидев Меня издалека, нечестивец бросил Мне вызов на битву. Когда во множестве выпущенные Мною из лука Шарнга разящие насмерть стрелы не достигли его, Меня охватил гнев. Этот же презренный сын дайтьев обру­шил на Меня тысячами потоки острых стрел! Он засыпал стре­лами Моего колесничего, коней и все войско. Но несмотря ни на что, мы продолжали сражаться, о Бхарата!

Отважные воины из окружения Шалвы также пустили в Меня сотни тысяч острых стрел. Метко пускаемые стрелы асуров покрыли Мою колесницу, коней и Даруку. Ни коней, ни ко­лесницы, ни возничего Моего нельзя было разглядеть, ибо стрелы окутали нас, словно завесой! Тогда Я, владея особым искусством, выпустил из лука десятки тысяч заговоренных мантрами стрел.

О Бхарата, Мои воины не могли попасть в цель, ибо огром­ный летающий город Шалвы, сотворенный из особого металла, висел в небе на высоте двух миль. Однако они, словно зрите­ли в театре, ободряли Меня громогласными львиными рыками и рукоплесканием. Стрелы, слетавшие в этой великой битве с Моего лука, окрашиваясь кровью, подобно жалящим насеко­мым, впивались в тела данавов, и стенающие демоны, сражен­ные Моими стрелами, низвергались в бушующий океан. Данавы неслись вниз с отсеченными конечностями и головами, изда­вая громкие вопли и уподобившись видом Кабандхе (ракшасу из «Рамаяны»). Когда они падали в воду, их тут же пожирали океанские твари.

Затем Я громко протрубил в раковину Панчаджанью, под­нятую из глубин океана, белизной подобную молоку, серебру, луне или жасмину, и изящную, как лотос. Видя, как падают его солдаты, Шалва прибег к колдовским чарам. Непрерывным по­током полетели в Меня железные палицы, дротики, пики, копья, боевые топоры, мечи, сверкающие, как молния, стрелы, арка­ны, секиры, древки и каменные глыбы. Но Я тут же рассеял эту иллюзию собственной магией. Когда его чары были развеяны, он начал метать в Меня горные пики.

О Бхарата, попеременно то наступала тьма, то появлялся свет, мрак окутывал все, а потом сиял заново день, становилось то пасмурно, то ясно, то жарко, то нестерпимо холодно! С неба валилось разного вида оружие, тлеющий уголь и пепел. Так сра­жался со Мною Шалва, насылая свои колдовские чары, но все их Я развеял Своим могуществом! Непрестанно Я сыпал пото­ки стрел! И вот небо озарилось сотнями солнц, сотнями лун и миллионами звезд, о Каунтея! Невозможно было понять ночь сейчас или день, горизонт скрылся от глаз! И чтобы рассеять эту иллюзию, Я закрепил на тетиве лука оружие, называемое прагнастра, и выпустил его. Оно вырвалось, подобно кускам хлопка, гонимое ураганным ветром! Обретя способность раз­личать окружающее, Я снова вступил в схватку с врагом. И тут началась грозная битва, от которой волосы вставали дыбом!


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *