Махабхарата, Вана-парва, глава 34: Пандавы встречают мудреца Ломашу и отправляются в паломничество

Вайшампаяна продолжал: Пока Дхаумья излагал все это, о потомок Куру, явился туда наделенный духовной силой святой мудрец Ломаша. Старший из Пандавов, царь Юдхиштхира, вместе с братьями и брахманами поприветствовали его, а потом расселись вокруг мудреца, как бессмертные боги на небесах — вокруг Индры.

Оказав ему почести, Юдхиштхира осведомился о причине его прибытия и цели нынешних странствий.

На вопрос сына Кунти, удовлетворенный приемом прославленный мудрец, к радости Пандавов ответил следующее: «О Каунтея, странствуя по разным мирам, я прибыл в небесную обитель и увидел там Индру вместе с твоим отважным братом Савьясачи, который сидел на одном троне с повелителем небес. И подивился я, что Партха восседает рядом с владыкой богов!

Индра сказал мне: «Возвести об этом сыновьям Панду!» И вот по его просьбе поспешил я сюда увидеть тебя с твоими братьями. О сын мой, я порадую тебя своим рассказом. Послушай внимательно вместе с братьями и Драупади! О бык среди Бхаратов, Партха получил от Рудры не имеющее себе равных оружие, за которым ты посылал его на небеса. То ужасающее оружие именуется брахмашира, которое некогда Рудра добыл с помощью тапасьи. Тем оружием Рудры, что вслед за амритой поднялось из океана, завладел ныне Савьясачи с тайными мантрами применения его и возвращения. А также добыл Партха ваджру, данду и другое небесное оружие от Ямы, Куверы, Варуны и Индры. От первейшего гандхарва Читрасены, сына Вишвавасу, обучился Арджуна искусству пения, музыки и танца.

О Юдхиштхира, я хочу поведать тебе то, что сказал мне достойнейший из небожителей. Вот его слова: «О почтенный мудрец, сойди в мир людей и передай Юдхиштхире следующее: «Скоро брат твой Арджуна вернется к тебе, овладев небесным оружием. Но прежде свершит он для небожителей великое деяние, которое самим богам не под силу. Ты же с остальными братьями предайся подвижничеству, ибо ничего нет превыше аскез, аскезами обретаются великие достижения.

Поистине, мне известно, о Бхарата, что Карна, наделен великим пылом, силой и доблестью в битве. Искусен он в сражениях и не имеет соперника в бою. Он — могучий лучник, великий герой с непробиваемым панцирем. Он подобен самому Махешваре. Однако не стоит он на поле брани и одной шестнадцатой доли широкоплечего Арджуны! И если из-за него в твое сердце закралась тревога, о усмиритель врагов, то я развею ее, возвратив в этот мир Савьясачи. Что же до твоего желания идти в паломничество к тиртхам, о Юдхиштхира, то об этом всё непременно расскажет тебе Ломаша Муни. И все, что ни поведает тебе мудрец о благе, обретаемом в тиртхах аскезами, с почтением прими, о Бхарата!»

Послушай теперь, Юдхиштхира, что сказал Дхананджая: «Пусть брат мой Юдхиштхира усилит преданность дхарме, которая ведет к процветанию. О владеющий богатством аскезы, тебе ведомы высшие законы морали и все деяния подвижников; к тому же знакома тебе вечная дхарма и благо, приходящее от посещения тиртх. Убеди же сыновей Панду совершить паломничество по святым тиртхам с раздачей коров! И пусть Юдхиштхира повсюду обходит тиртхи под твоей, о провидец, защитой. В глухих, труднодоступных краях береги его от ракшасов и помогай ему преодолевать горные вершины. Храни Каунтею от свирепых людоедов, о лучший из дваждырожденных, как мудрец Дадхичи хранил Индру, или как Ангира защищал Солнце! На свете немало бродит беспощадных ракшасов, но под твоей защитой сыновья Кунти останутся невредимыми!»

Итак, по воле Индры и по просьбе Арджуны я отправляюсь в паломничество вместе с тобой, храня вас от всех опасностей. Уже дважды до этого посещал я тиртхи, о потомок Куру, теперь повидаю их в третий раз с тобою вместе. Это паломничество к тиртхам, дарующее бесстрашие, предпринимали все царственные мудрецы, вершители святых дел, начиная с Ману.

В священных тиртхах, о Кауравья, не омываются коварные, не обуздавшие свои чувства, невежественные и развратные люди. Ты же всегда исполнен добродетели, сведущ в законах морали и верен данному слову. А теперь к тому же ты очистишься от всех прегрешений! О сын Панду, ты подобен царю Бхагиратхе, Гае или Яяти!»

Юдхиштхира сказал: «О брахман, меня переполняет такой сильный восторг, что не нахожу я слов для ответа. Кто может быть более удачлив, о ком вспомнил сам владыка богов, кто удостоился твоего общества и кто имеет своим братом Арджуну! Паломничество по святым местам, о котором ты ведешь речь, уже захватила мои мысли в беседе с Дхаумьей. Как только, о брахман, ты сочтешь возможным отправиться в странствие к тиртхам, я тотчас же готов выступить вместе с тобой; мое решение свято и неколебимо!»

Мудрец Ломаша ответил готовому отправиться в трудное путешествие Юдхиштхире: «О царь, ступай налегке, без свиты, чтобы в странствиях твоих ничто тебя не обременяло».

Юдхиштхира возгласил: «Пусть брахманы, все те, кто живет подаянием, кто не способен переносить голод и жажду, усталость в изнурительном путешествии и суровый холод зимы, а также горожане, которые следовали за мной, движимые любовью ко мне, возвращаются назад к царю Дхритараштре! Каждому даст он приют и сытную пищу. Если же этот владыка не сможет обеспечить вас всем необходимым, то из любви к нам и радения о нашем благе сделает это Друпада, царь Панчалы».

Вняв его словам, угнетенные горем горожане, многие брахманы и другие направились в Хастинапур. Из любви к Юдхиштхире царь Дхритараштра принял их подобающе и снабдил всем необходимым. А Юдхиштхира, сын Кунти, в обществе только мудреца Ломаши и нескольких брахманов пробыл в лесу Камьяка еще три дня.

Когда сын Кунти готов был отправиться в путь, живущие вместе с ним в лесу некоторые брахманы обратились к нему с такими словами: «О царь, ты предпринял поход к святым тиртхам сопровождаемый братьями и великим мудрецом Ломашей. Благоволи же, о владыка, и нас взять с собою, ведь без тебя нам вовек ни видать тех святых мест, что лежат в труднопроходимых глухих лесах, кишащих дикими зверями. О властитель Земли, в таком малом количестве вам будет трудно добраться до тех тиртх. Твои братья — отважные воины, искусно владеющие луками; под вашей защитой нам тоже посчастливится посетить те святые места и обрести несравненное благо. Позволь же нам пойти вместе с вами. Хранимые твоим благочестием, о царь, мы посетим те святые тиртхи и, совершив в них омовение, избавимся от последствий греха.

Омывшись в тех тиртхах, о царь, ты обретешь труднодостижимые миры, которые достигли Картавирья, мудрецы Аштака и Ломапада, отважный Бхарата и Сарвабхаума! Вместе с тобой мы увидим святую Прабхасу и иные тиртхи, великую гору Махендру, священную Гангу, Плакшу и другие гигантские деревья. Если ты, царь, хоть немного сострадаешь брахманам, исполни нашу смиренную просьбу, и обретешь ты за это богатства и процветание! О сильнорукий, ведь в тиртхах водятся ракшасы, препятствующие подвижникам в их аскезах, и потому мы надеемся на твою защиту! Под защитой мудреца Ломаши мы пойдем с тобой в те тиртхи, которые указали мудрый Дхаумья и великий Нарада, и надеемся очиститься от всех наших грехов».

Выслушав их почтительные речи, старший сын Панду, окруженный своими доблестными братьями во главе с Бхимой, со слезами на глазах радостно ответил брахманам: «Да будет так!»

С благословения мудреца Ломаши и жреца Дхаумьи благонравный Юдхиштхира вместе с братьями и безупречной Драупади решил тронуться в путь. И только они собрались сделать это, как в лес Камьяка явились повидаться с сыном Панду могущественные мудрецы: Нарада, Парвата и Вьяса.

Увидев их, царь Юдхиштхира воздал им подобающие почести; они же, довольные его приемом, сказали: «О Юдхиштхира, о Бхима и близнецы! Изгоните все злые мысли. Пусть ваши умы будут чисты. И затем с чистым сердцем отправляйтесь в паломничество. Брахманы говорят, что обуздание чувств — долг каждого человека, а очищение сердца и помыслов от всякого зла — духовный долг человека. О царь, ум, свободный от злых мыслей, считается совершенно чистым. Утвердите в мыслях дружелюбие ко всему живому и чистыми ступайте к святым тиртхам. Обуздав чувства и очистив сердца, совершая паломничество, вы обреете несравненное благо».

«Да будет так!» — ответили Пандавы вместе с Драупади, и великие мудрецы провели для них торжественные обряды, сулящие удачу. И вот, прикоснувшись к стопам Ломаши, Двайпаяны, Нарады и небесного мудреца Парваты, Пандавы в сопровождении Дхаумьи и брахманов-аскетов в день полной луны, когда на небосводе взошло созвездие Пушья, отправились в нелегкий путь. Облаченные в древесную кору и оленьи шкуры, с заплетенными по-отшельнически волосами, надев непробиваемые доспехи, пошли они к святым тиртхам.

О Джанамеджая, Индрасена со слугами и несколькими поварами ехал за ними следом на четырнадцати колесницах. Препоясавшись изогнутыми мечами, с колчанами, полными стрел, и другим оружием шли храбрые Пандавы, обратив лица на восток.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *