Махабхарата, Вана-парва, глава 45: Кришна и Баларама встречаются с Пандавами в Прабхасе

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Джанамеджая сказал: «О мудрейший, что делали и какие вели беседы Вришни и Пандавы, встретившись в Прабхаса-тиртхе? Ведь все эти великие души, искушенные в знании священных писаний, сердечно питали друг к другу дружеские чувства».

Вайшампаяна отвечал: «Вришни, прибыв в благословенную тиртху Прабхасу, расположились вокруг отважных Пандавов. И тут Баларама, увенчанный гирляндой лесных цветов, цветом тела подобный молоку, держа в руках Свое излюбленное оружие — плуг, обратил речь к Своему лотосоокому брату: «Не вижу Я, Кришна, чтобы соблюдение дхармы вело человека к успеху, а попрание ее — к гибели. В то время как благородный Юдхиштхира терпит лишения, найдя пристанище в лесу, спутав волосы, как отшельник, и облачившись в древесную кору, Дурьодхана правит Землей, и земля под ним не разверзается.

Человека, обделенного умом, это могло бы даже навести на мысль, что поругание дхармы предпочтительнее, нежели соблюдение ее законов. Когда процветает такой негодяй, как Дурьодхана, а праведный Юдхиштхира страдает, лишившись царства, люди объяты сомнением: как должны они поступать — праведно или греховно? Партха, сын Дхармы, Индра среди людей, верный своему долгу, щедрый, стойкий в добродетели, будь он на месте Дурьодханы, отринул бы царство и благополучие — разве стал бы он наслаждаться жизнью ценой попрания дхармы и притеснения невинных? Как могут счастливо жить Бхишма, Крипа, Дрона и Дхритараштра, глава всего царского дома, после изгнания в лес сыновей Притхи? Позор старейшинам династии Бхаратов, ибо их сердца осквернились пороком и окаменели!

Что этот злосчастный владыка Земли скажет своим ушедшим предкам, когда встретит их в ином мире? Он скажет им: «Я должным образом относился к моим безвинным сыновьям», — когда на самом деле лишил их царства и обрек на скитания в лесу! Не видит он своим оком мудрости, что утратил подлинное видение и поистине стал слепцом среди всех царей Земли! Не оттого ли это случилось, что изгнал он сына Кунти из его собственного царства? Не сомневаюсь Я, что потомок Вичитравирьи вместе со своими сыновьями после такого бесчеловечного деяния увидел на месте, где сжигают трупы, поблескивающие золотом цветущие деревья мира усопших.

Разве не своих сыновей, широкоплечих, с красноватыми большими глазами, стоявших перед ним, вопрошал он что делать и, вняв их злобному совету, не убоявшись последствий, отправил в лес Юдхиштхиру и его младших братьев? Неистовый Бхима один способен сокрушить своими могучими руками без всякого оружия армию врагов; и при одном лишь его оглушительном рыке вражеские войска теряют самообладание и мужество. Сейчас он изнурен голодом и жаждой в этом трудном путешествии, но когда он встретит на поле битвы врага, сжимая в руках лук со стрелами и другое могучее оружие, то он, как Я предвижу, не пощадит никого, помня свою полную лишений скитальческую жизнь в лесу!

Среди людей на Земле нет никого, кто мог бы гордо заявить, что равен ему в отваге и силе. Пусть тело его сейчас измучено холодом, ветром и зноем, но когда он предстанет во всеоружии перед своими врагами на поле боя, никому из них не посчастливится остаться в живых. Неодолимый в бою Врикодара, могучий герой, который лишь на одной колеснице одолел в сражениях всех восточных царей с их сторонниками, а сам вернулся невредимым, теперь, облачившись в одеяние отшельника, изгнанный томится в лесу.

Посмотрите на Сахадеву: это он победил собравшихся в Дантакуре царей южных краев, а теперь он облачился в одежды аскета. Отважный в битвах герой Накула, который сокрушил без посторонней помощи могучих царей западных стран Земли, сейчас стал лесным отшельником со спутанными волосами и покрытый грязью. И теперь он поддерживает жизнь плодами и кореньями. Как может терпеть эту тяжкую жизнь в лесу дочь царя, великого воителя, что появилась на свет из священного пламени во время жертвоприношения, привыкшая к счастливой жизни в роскоши и богатстве? Как могут жить в лесу обездоленные, заслуживающие счастья сыновья таких богов, как Яма (повелителя смерти), Ваю (владыки ветра), Индра (царя небожителей) и Ашвини (небесных целителей)? Как только не разверзлась Земля вместе с горами, когда сын Дхармы был побежден и изгнан вместе с женою, братьями и его последователями, а Дурьодхана стал процветать?!»

Тут выступил вперед благородный Сатьяки: «Не время, о Баларама, сокрушаться сейчас об участи Пандавов. Давайте все вместе предпримем то, что важнее всего, пока не упущено время, хотя Юдхиштхира и не промолвил ни слова. Баларама, те, кто имеют защитников, могут не заботиться о себе; за них все сделают их покровители, как Шайбья и другие сделали для Яяти. Те, о ком заботятся их покровители, располагают надежной защитой; им не грозит беда, в отличие от тех, кто беззащитен. Зачем жить в лесу Юдхиштхире, сыну Притхи, вместе с родными братьями, когда у него есть такие могучие покровители как Баларама и Джанардана, Прадьюмна и Самба, а с ними и я, способные защитить все три мира?

Пусть немедля выступят всегда готовые к сражению доблестные воины дашархов в сверкающих доспехах и ошеломят сыновей Дхритараштры с их поборниками невиданной мощью потомков Вришни и так отправят их в обиталище Ямы!

О Баларама, даже без Кришны, носителя лука Шарнга, Ты можешь завоевать всю Землю! Так истреби же сына Дхритараштры и его приспешников, как Индра, владыка богов, убил Вритру! Арджуна, сын Притхи, — мой брат, друг и наставник, он подобен второму Кришне. Во имя стоящей перед ним высокой цели пойдет он на величайший подвиг, непосильный для другого. Своим оружием, о Баладев, я отобью все потоки оружия Дурьодханы и одолею его в сражении! Превосходнейшими из стрел, жгучими, словно огонь и змеиный яд, я в гневе снесу ему голову с плеч! Или же острым мечом в бою я решительно отсеку Дурьодхане голову, уничтожу всех его соратников и покараю всех Куру!

О сын Рохини, пусть возрадуются, взирая на меня в сражении, все доброжелатели Бхимы, когда я, воздев оружие, буду разить лучших воинов Кауравов, как огонь сжигает кучу соломы! Крипа, Дрона, Карна и Викарна не в силах устоять против остро жалящих стрел Прадьюмны. Мне также известна и отвага сына Арджуны — в бою он подобен сыну Кришны. Пусть Самба мощью своих рук сметет и повергнет Духшасану с его колесницей и возничим. Когда сын Джамбавати вступает в бой, нет такой силы, способной противостоять ему, неистовому в сражении! Еще юным он в два счета разогнал армию демона Шамбары и поверг в битве крутобедрого Ашвачакру, удивляющего всех своими чрезвычайно длинными, мускулистыми руками.

Кто из людей в силах одолеть Самбу, когда он восходит на свою колесницу? Как человеку не скрыться и не уйти в назначенный срок от неминуемой смерти, так не уцелеть никому после сражения с доблестным Самбой! А что касается Кришны, сына Васудевы, то Он способен мигом спалить потоками Своих огнедышащих стрел неисчислимые полчища врагов, что даже великие воины на колесницах, Дрона, Бхишма и Сомадатта вместе с его сыновьями окажутся бессильными. Кто в трех мирах, включая богов, может поспорить в бою с Кришной, когда Он возденет оружие и возьмет в руки отборные стрелы, вооружившись диском?

Пусть Анируддха с мечом и щитом в руках усеет поле боя обезглавленными телами сыновей Дхритараштры, как усеивают травою куша алтарь во время жертвоприношений! Пусть Гада, Улука, Бахука, Бхану, Нитха, юный Нишатха, отважный в сражениях, Шарана и Чарудешна, яростные в бою, поднимутся на подвиг, достойный их рода!

Пусть объединенная армия сатватов и шуров вместе с лучшими воинами династии Вришни, воителями бходжей и андхаков, уничтожат в бою сыновей Дхритараштры, и тем самым разнесут по миру свою славу! Пусть Абхиманью правит Землей, пока благородный царь Юдхиштхира, достойнейший из блюстителей дхармы, исполнит свое обещание, данное перед старшими Куру во время игры в кости! А когда мы повергнем врага в бою, царь справедливости вновь станет править Землей, на которой не останется ни одного из сыновей Дхритараштры и сына возничего (Карны). Вот самая важная для нас задача, и в этом -— наша слава».

Тут Кришна взял слово: «Без сомнения, о потомок Мадху, это верно. Мы согласны с твоим решением, о несокрушимый. Но Юдхиштхира, лучший среди потомков Куру, ни за что не согласится править Землей, если она не будет завоевана силой его собственных рук. Ни страх, ни жадность, ни вожделение не заставят его отступиться от своей дхармы, точно так же как Бхиму и Арджуну, могучих воинов на колесницах, и близнецов, и дочь Друпады. Есть у Юдхиштхиры два могущественных защитника — Врикодара и Дхананджая, не имеющих себе равных в бою на всей Земле, а также доблестные сыновья Мадри. Так почему же царю не править Землей, опираясь на их силу? Когда мы объединимся с царем панчалов, с правителем Чеди вместе с кекаями, врагам Юдхиштхиры не избежать обиталища Ямы».

Юдхиштхира посмотрел на Сатьяки: «Нет ничего странного, о Сатьяки, в том, что ты говоришь, однако истина мне дороже царской власти. Кришна — единственный, кто всецело понимает меня, и я тоже понимаю Кришну. О бесстрашный Сатьяки, отважнейший воин, как только Кришна сочтет, что время пришло для ратных подвигов, тогда, о герой рода Шини, вместе с Кешавой ты уничтожишь злокозненного Дурьодхану. А теперь, о доблестные герои из рода дашархов, мои защитники и покровители мира, посетив нас, возвращайтесь обратно. И пусть никто из нас никогда не сходит с пути дхармы! Я снова увижусь с вами, когда вы счастливо объединитесь вместе».

Вайшампаяна продолжал: Попрощавшись, обняв младших и выказав почтение старшим, отважнейшие из рода Яду отправились в свою столицу, а царь вместе с братьями продолжил паломничество по святым тиртхам. Расставшись с Кришной, благородный Юдхиштхира вместе со всеми поселился у реки Пайошни, чьи воды были смешаны с напитком сома, в славной тиртхе, воздвигнутой царем видарбхов. Там сына Кунти приветствовали лучшие из дваждырожденных, счастливые оттого, что им довелось увидеть непогрешимого императора мира.

Ломаша Муни обратился к Юдхиштхире: «О царь, некогда Махараджа Нрига совершил здесь великое жертвоприношение и ублаготворил напитком сома владыку небес, Индру. Здесь боги вместе с Индрой и защитниками рожденных существ отправляли разнообразные жертвенные ритуалы с обильными дарами достойным брахманам. Здесь же царь Амуртараяса в течение семи жертвоприношений коня ублажал сомой Индру, могучего носителя ваджры.

Во время этих семи жертвоприношений каждый жертвенный предмет, который обычно изготавливался из дерева или глины, был сделан из чистого золота. В тех жертвоприношениях царь лично подготавливал жертвенные места, ковши, посуду, утварь; и на вершине каждого жертвенного столба было по семь колец. Сами боги вместе с Индрой, о Юдхиштхира, установили для его жертвоприношений блистающие золотом жертвенные столбы. Во время главных жертвоприношений царя Гаи Индра был ублаготворен сомой, а дваждырожденные — поднесенными дарами.

Подобно тому, как неисчислимы песчинки в мире, звезды на небе или капли дождя, так же неисчислимы, о повелитель людей, те богатства, которыми одарил Гая жрецов во время тех семи жертвоприношений. И если те неисчислимые богатства, дарованные брахманам, все же можно было бы сосчитать, то невозможно счесть всех роскошных даров, которыми он щедро одаривал брахманов прежде. Изображениями богинь красноречия, что были сделаны из чистого золота небесным скульптором Вишвакармой, он одарил собравшихся со всех концов света представителей священной касты. О защитник людей, когда царь Гая совершил все свои жертвоприношения, не было на Земле места, где бы не находились его огненные алтари. Благодаря этим священным деяниям, о Бхарата, он достиг планеты Индры. Тот, кто примет омовение в реке Пайошни, попадет в те же регионы, что и Махараджа Гая. Потому, о царь, и ты вместе с братьями прими здесь омовение, и вы освободитесь от всех грехов».

О Джанамеджая, безупречный царь Юдхиштхира вместе с братьями омылся в священной Пайошни и направился к горе Вайдурья и великой реке Нармаде. Благословенный святой Ломаша рассказывал ему обо всех тиртхах, встречающихся им на пути, и вместе с братьями царь посещал те места, какие желал, всякий раз раздавая при этом дары многочисленным брахманам.

Ломаша Муни сказал: «О сын Кунти, тот, кто придет к горе Вайдурья и окунется в священные воды Нармады, после смерти удостоится мира святых царей и небожителей. О лучший из людей, в период, когда Трета-юга переходит в Двапару, люди получают возможность очиститься от всех грехов. А вот то место, где царь Шарьяти провел многочисленные жертвоприношения, где Индра предстал перед ним в зримом для глаз облике, и где владыка небес вместе с Ашвинами испил божественной сомы. Здесь могучий сын Бхригу, мудрец Чьявана, разгневался на великого Индру и заставил его застыть в неподвижности, а затем получил себе в жены царскую дочь Суканью».

Юдхиштхира спросил: «Каким образом мудрец Чьявана обрек славного Индру на неподвижность и из-за чего разгневался тот святой подвижник Бхаргава на царя небожителей? Как, о брахман, возвел он небесных врачевателей до положения, достойного испить небесную сому? Поведай мне, о почтенный, как все было на самом деле».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *