Махабхарата, Вана-парва, глава 29: Нарада Муни прославляет святые тиртхи и вдохновляет Пандавов на паломничество

Джанамеджая спросил: «Что же делали Пандавы, о святой мудрец, когда мой великий прадед Партха, Савьясачи, ушел из леса Камьяка? Ведь этот искусный лучник, губитель вражеских армий, был опорою для своих братьев, словно Вишну — для небожителей! Как отважные мои предки жили в лесу, лишившись общества того героя, доблестью равного самому Индре, никогда не отвращающего лица на поле брани?»

Вайшампаяна отвечал: «Сын мой, когда Савьясачи ушел из леса Камьяка, печаль и тоска овладели потомками Куру. Сердца их не ведали радости, и уподобились Пандавы рассыпанным жемчужинам или птицам без крыльев. Да и сам тот лес без неутомимого в подвигах Арджуны опустел, словно роща Чайтра-ратха, покинутая Куверой.

О Джанамеджая, без того героя свои дни в Камьяке Пандавы проводили безрадостно. Отважные, могучие воины острыми стрелами убивали для брахманов пригодных для жертвенных обрядов лесных животных и собирали всевозможные дары леса, а затем подносили их брахманам.

Так проводили в лесу время Пандавы, тоскуя по Дхананджае. Особенно вспоминала об Арджуне, своем третьем господине, скитающемся на чужбине, принцесса Панчалы.

Она говорила: «Хоть у Арджуны и две руки, но не уступит он в бою Сахасрарджуне. Без этого сына Панду весь лес с цветущими деревьями и чудными созданиями лишен для меня красоты, и вся земля, куда ни кину взгляд, кажется мне пустынной. Без него, лотосоокого, прекрасного, как скопление голубых облаков, отважного, как разъяренный слон, не мил мне лес Камьяка. Не дают мне покоя, о царь, воспоминания о доблестном Савьясачи, чье звучание тетивы напоминает звуки грома!»

Услышав скорбные речи Панчали, Бхимасена, могучий терзатель врагов, сказал: «О тонкостанная, всё изреченное тобой созвучно моему сердцу и подобно испитию нектара! Без этого тигра среди людей, чьи длинные, могучие руки, похожие на две железные булавы, украшенные шрамами от тетивы и золотыми браслетами, привычные держать палицу, меч и другое оружие, без него для меня, будто солнце навсегда скрылось во тьме. Уповая на силу рук искусного Савьясачи, мы не страшились даже несметных ратей небожителей и считали своих врагов уже разбитыми в битве, а всю Землю — покоренную нами. Без отважного Пхалгуны ничто не радует меня в этом лесу Камьяка!»

После Бхимы Накула дрожащим голосом от слез произнес: «Без него, чьи подвиги поражали даже богов, мы не чувствуем счастья. Двинувшись в поход на север, он, сопутствуемый удачей, одержал победу над сотнями могучих вождей гаидхарвов, получил от них быстрых, как ветер, коней, а затем подарил их своему брату в честь великого жертвоприношения раджасуя. Без него, грозного истребителя врагов, брата моего, рожденного после Бхимы, равного бессмертным богам, тяжко мне оставаться здесь, в лесу Камьяка!»

Сахадева, выслушав горестные слова Накулы, сказал: «Арджуна одолел великих воинов в битвах и завоевал царю несметные богатства для великой раджасуи. Этот неизмеримой силы герой в одиночку разгромил в битве всех Ядавов и с согласия Васудевы похитил Субхадру. Не находит покоя мое сердце, о царь, пока вижу я здесь, в нашей обители, пустующим сиденье из травы куша, принадлежащее Джишну. Я предпочел бы, о притеснитель врагов, переселиться куда-нибудь из этого леса, ибо в отсутствии отважного Арджуны этот лес мне не в радость».

Выслушав жалобные речи Драупади и братьев, тоскующих по Арджуне, Юдхиштхира погрузился в печаль. И в эту скорбную минуту явился перед ними святой Нарада, сияющий брахманической силой и подобный огненному пламени на жертвенном огне. Достойнейший среди Куру, славный царь Юдхиштхира, сразу поднялся с братьями и, как подобает обычаю, провел поклонение мудрецу. В окружении братьев он казался Индрой, окруженным небожителями. Послушная законам морали Ягьясени неотступно находилась при Партхах, словно богиня Савитри — при Ведах, или сверкающее солнце — при горе Меру.

Святой мудрец Нарада утешил сына Дхармы подобающими случаю словами. Обращаясь к благородному царю справедливости, Юдхиштхире, он спросил: «О великий царь, какие тревоги снедают тебя, и чем я могу тебе помочь?»

Сын Дхармы вместе с братьями поклонился мудрецу, сложил ладони и сказал Нараде, почитаемому даже среди богов: «Если ты, о благословенный, чтимый всей Вселенной, доволен мною, то все мои желания, о хранитель строгих обетов, по твоей милости, уже исполнены. И если мы достойны твоей благосклонности, то соблаговоли, о безгрешный, рассеять в моем сердце сомнения. Скажи, какие достоинства обретает тот, кто, путешествуя по миру, совершает паломничество по святым местам? Изволь же во всей полноте изложить нам это, о брахман!»

Нарада отвечал: «Слушай внимательно, Бхарата: вот все, что некогда узнал об этом мудрый Бхишма при встрече с Пуластьей Муни. Когда-то давно лучший из блюстителей дхармы Бхишма, исполняя обет питрья, жил среди муни рядом с истоками Ганги в священном месте, которое часто посещают божественные мудрецы, небожители и гандхарвы. Живя там, прославленный Бхишма удовлетворил предков, полубогов и святых мудрецов подношениями и жертвенными обрядами, рекомендованными священными писаниями.

И вот однажды к великому Бхишме, безмолвно творившему мантры, явился Пуластья — величайший из мудрецов. При виде Пуластьи, сверкающего пламенем подвижничества, Бхишма был несказанно рад и крайне удивлен. О Бхарата, когда Пуластья приблизился, Бхишма, достойнейший из хранителей дхармы, оказал ему почести, как предписывает обычай.

Очистив себя, сосредоточив внимание и поставив себе на голову сосуд с аргхъей, он подошел к брахмариши и возвестил ему свое имя: «Благо тебе, исполнитель дивных обетов! Я — Бхишма, твой послушный слуга. Увидев тебя, освободился я от всех своих пороков!»

Сказав так, о Юдхиштхира, благороднейший Бхишма, обуздав речь, стоял молча со сложенными ладонями перед мудрецом. Подвижник, видя, что Бхишма, лучший из потомков Куру, ослаблен и изнурен выполнением аскез и штудированием Вед, остался весьма им доволен.

Пуластья Муни сказал: «О великий знаток дхармы, доволен я твоей почтительностью, правдивостью и смирением! За такое благонравие, которым наделили тебя предки, о безгрешный, стал ты дорог мне, и потому я пришел сюда. Нет ничего, о Бхишма, что могло бы укрыться от моего взора! Скажи мне, что я могу для тебя сделать? Дам тебе все, о чем бы ты ни попросил, о достойнейший из Куру!»

Бхишма ответил: «Раз ты, чтимый всей Вселенной мудрец, остался доволен мною и позволил мне воочию узреть тебя, я считаю, что уже увенчан достижением своей цели! Если ты, добродетельный, сочтешь меня достойным твоей благосклонности, соизволь рассеять во мне живущее сомнение, о котором я сейчас тебе расскажу. Есть у меня сомнение насчет необходимости посещать святые места паломничества. Вот о чем желал бы я услышать; опиши мне их каждое по отдельности! Поведай мне, о святой мудрец, владеющий сокровищем знания, какой плод обретает человек, посещая различные святыни».

Пуластья сказал: «Что ж, сын мой, я с радостью поведаю тебе о благе, к которому стремятся безгрешные мудрецы, посещая святые тиртхи. Слушай внимательно! Благо от посещения святых тиртх обретает тот, кто повелевает своими чувствами, умом, знанием, поступками и аскезой. Тот, кто прекратил заниматься стяжательством и не ожидает для себя даров, кто самоудовлетворен и свободен от гордыни, кто довольствуется малым, непорочен, лишен корысти, умерен в еде, победил гнев, правдив, тверд в обетах, кто во всех существах видит вечную душу, тот обретает благо от посещения святых мест.

Мудрецы провозгласили в Ведах должный порядок для совершения жертвоприношений; в согласии с истиной определили они весьма точно плод, приносимый жертвоприношениями в этой жизни и после смерти. Но бедняку, о владыка Земли, совершать такие жертвоприношения не под силу, ведь для жертвоприношения требуется немалое количество утвари и обилие всевозможных предметов. Совершать их могут цари и прочие состоятельные люди, а не бедняки, лишенные средств для приобретения жертвенной утвари, жены и детей, не имеющие родственных и дружеских связей. Впрочем, есть такие обряды, исполнение которых посильно и беднякам, плод их равен благому плоду жертвоприношений; слушай о них, о лучший из людей!

О потомок Бхараты, посещение святых тиртх, которые несут благо и высшую тайну непогрешимых мудрецов, даже выше, чем плоды жертвоприношений! Поистине, тот считается бедняком, кто, посещая святые тиртхи, не постится там три дня и не раздает золото и коров. И даже тот, кто совершает агништому и прочие жертвенные обряды с щедрой раздачей даров, не обретает все же того плода, что достижим путем паломничества по святым тиртхам.

В этом мире есть одна тиртха — священное озеро, известное во всей Вселенной под названием Пушкара. Во время заката и в полдень, о потомок Куру, сто тысяч миллионов тиртх незримо пребывают в Пушкаре. Постоянно в том месте присутствуют также адитьи, васу, рудры, садхъи, маруты, гандхарвы и апсары. Там, о Бхишма, дайтьи и брахмариши, претерпевающие аскезы, обрели святость и просветление.

Человек, обуздавший чувства, даже мысленно устремив взор к Пушкару, очищается от всех грехов и заслуживает жить на небесах. В той святой тиртхе непрестанно пребывает, несказанно блаженствуя, сам творец Брахма, сидящий на лотосе. Это в Пушкаре, о благословенный, полубоги вместе со святыми мудрецами достигли совершенства.

Если человек, преданный полубогам и предкам, совершит в этом святом озере омовение, то обретет благо, равное десятикратному проведению жертвоприношения ашвамедха. Тот, кто пойдет в лес Пушкары и накормит там хотя бы одного брахмана, тому, о Бхишма, здесь и после смерти уготовано блаженство. Пускай живет он, поддерживая себя лишь кореньями и плодами, но, бескорыстно и с должным почтением одарив ими брахмана, обретет сей мудрый муж плоды жертвоприношения ашвамедха. Всякий брахман, кшатрий, вайшья или шудра, искупавшись в той тиртхе, освободится от рождения и смерти, о лучший из людей!

Тот, кто, посетит Пушкару в полнолуние месяца Карттика, достигнет бессмертных миров Брахмы, о Бхарата! Кто при восходе и на закате солнца с почтением вспоминает о Пушкаре, все равно что омывается во всех тиртхах мира. Какой бы грех ни совершили мужчина или женщина с самого дня рождения — любой грех уничтожается ценою лишь одного омовения в Пушкаре! И как Господь Мадхава есть начало всего, так Пушкара слывет истоком всех тиртх, о Бхишма!

Тот, кто, храня чистоту и исполняя обеты, проживет в Пушкаре двенадцать лет, обретет плоды всех жертвоприношений и отправится в обитель четырехглавого творца Вселенной. Тот, кто целую сотню лет совершает агнихотру, и тот, кто весь месяц Карттика проживет в Пушкаре, оба получают одинаковое благо.

Нелегко добраться до Пушкары, нелегко подвергать себя аскезам в Пушкаре, нелегко раздавать дары в Пушкаре и жить там тоже нелегко. Паломник, воздержанный в еде и исполняющий обеты, должен провести там двенадцать ночей, а затем, обойдя Пушкару по кругу, должен проследовать в Джамбу-маргу. Кто придет в Джамбу-маргу, излюбленное место небожителей, куда сходятся святые мудрецы и предки, обретет благо от проведения жертвоприношения ашвамедха и все его желания исполнятся. Человек, проживший там пять ночей, очистится от всех грехов, никогда не попадет в ад и достигнет осуществления высшей цели.

Покинув Джамбу-маргу, следует отправиться в Тандули-кашрам. Попав туда, человек избегнет участи ада и возвысится до обители Брахмы.

Кто достигнет озера Агастьи, поклоняясь полубогам и предкам, и пропостится там три дня, тот, о царь, обретет плод агништомы. Человек, который, идя туда, поддерживает свою жизнь лишь овощами и фруктами, достигнет состояния каумара (юности). Затем, придя в чтимую всем миром лесную обитель Канвы, обитель святости, существующую с давних времен, паломник, как только войдет в нее, освободится от тяжкого бремени всех своих прегрешений, о Бхарата.

Обойдя с почтением эту обитель, человек должен отправиться к месту, где низринулся с неба Махараджа Яяти, и, придя туда, он получит благо от совершения жертвоприношения ашвамедха.

Затем паломнику следует держать путь в Махакалу, воздер¬живаясь в пище и усмиряя чувства. Омывшись там в тиртхе под названием Коти, он обретет плод ашвамедха-ягьи.

Потом, придя к прославленной в трех мирах реке Нармаде, ублажив там богов и предков святой водой Нармады, получит он плоды жертвоприношения ашвамедха. Тот, кто идет к Южному океану, соблюдая обет брахмачарьи и обуздывая чувства, получит плод агииштомы и возвысится до небесных планет. Паломник, умеренный в пище и подчинивший себе чувства, достигнув реки Чарманвати, обретет с соизволения Рантидевы плод агништомы.

Далее, о доблестный Бхишма, нужно проследовать к Арбуде, сыну Гималаев, где некогда в давние времена разверзлась земля. Там же находится прославленная в трех мирах обитель Васиштхи; кто проведет в ней одну лишь ночь, получит плод дарения тысячи коров. Тот паломник, кто блюдет обет воздержания (брахмачарыо), омывшись в водах тиртхи Пинга, о тигр среди людей, получит плод дарения сотни белых коров.

Следующая тиртха известна в этом мире под названием Прабхаса, там неотлучно пребывает сам Хуташана (Агни), друг Паваны, являющийся устами полубогов. Человек, который, усмирив ум, омоется в той превосходнейшей тиртхе, обретет даже больший плод, чем плод от жертвоприношений агништомы и атиратры. Затем, о Бхарата, достигнув места слияния Сарасвати с океаном, он получит плод дарения тысячи коров, удостоится права войти в небесное царство и будет излучать сияние, подобно самому Агни. Проведя там три ночи, омывшись в тиртхе повелителя вод и предложив воду богам и предкам, воссияет он, подобно богу Луны, и обретет благо ашвамедха-ягьи.

Оттуда, о лучший из Бхаратов, следует идти к тиртхе Варадана, где некогда Вишну получил дар от Дурвасы Муни. Человек, искупавшийся в Варадане, получит результат раздачи тысячи коров.

Следующей будет святая Дварака, где усмиривший чувства паломник, воздержанный в пище, омывшись в озере Пиндарака, обретет плод щедрой раздачи золота. В этой дивной тиртхе, о благословенный, и поныне можно видеть монеты с печатками лотоса, а также трезубца, — не чудо ли это? О усмиритель врагов, поистине, ощутимо там присутствие Махадева!

Затем надлежит идти к прославленному месту под названием Васудхара, ибо посетивший то место, обретает благо, равное проведению жертвоприношения ашвамедха. О лучший из потомков Куру, если человек, укротивший ум и чувства, омоется в том месте, а также поднесет воды полубогам и предкам, он достигнет почитаемой всеми обители Господа Вишну.

В этой тиртхе, о Бхарата, есть священное озеро Васу; кто омоется в нем и отведает из него воды, получит признание васу. Там также есть избавляющая от всех грехов тиртха, именуемая Синдхуттама. Омывшись в ней, человек получает результат щедрой раздачи золота.

Далее, достигнув Бхадратунги, паломник, обретший чистоту в своих помыслах и поступках, войдет в исполненный блаженства мир Брахмы. Есть еще тиртха небесных красавиц Индры, куда сходятся сиддхи. Человек, омывшийся там, исполнится счастья в мире Индрадевы.

Есть там и тиртха под названием Ренука, часто посещаемая сиддхами; брахман, омывшись в ней, становится сияющим, как луна. Затем, придя в тиртху Панчананда, паломник, подчинивший себе чувства и умеренный в еде, обретает плоды пяти жертвоприношений, упомянутых в священных писаниях.

Следующей будет великолепная тиртха под названием Вимала, в ее водах и поныне можно видеть золотых и серебряных рыбок. Омывшись там, о достойнейший, паломник получает право войти в мир Васавы и вкусить блаженства.

Потом на пути паломника встретится известная во всех мирах тиртха под названием Вадава. Человеку следует в этой обители принимать омовение в вечернее время и предлагать божеству семи огней превосходный рис, сваренный в масле и на молоке. По словам мудрецов, дар, преподнесенный там предкам, становится неистощимым. В этом месте предки, гандхарвы, апсары, гухьяки, киннары, якши, сиддхи, видьядхары, ракшасы, дайтьи, рудры и сам Брахма, о сын Ганги, обуздав чувства, совершали аскезы тысячу лет с целью добиться милости Вишну. Поднеся приготовленный рис на молоке и масле, они удовлетворили Кешаву. Довольный Господь Кешава даровал им все, что они желали, и исчез, подобно молнии в небе. Потом эта тиртха стала известна под именем Саптачару. И если человек предложит там вышеупомянутый рис семи пламенным божествам, он получит результат дарения тысячи коров, сотни жертвоприношений раджасуя, а также сотни ашвамедха-ягий.

Придя к горе Маниману и проведя там одну лишь ночь, паломник, соблюдающий обет брахмачарьи, обретает плод агништомы. Затем следует отправиться к прославленной тиртхе Девике, в которой, как мы слышали, впервые появились на свет брахманы. В трех мирах прославлена Девика как обиталище носителя трезубца; человек, омывшийся в ней, воздавший хвалу Махешваре и предложивший ему вареного риса на молоке и масле, получает плод жертвенного обряда, приносящего исполнение всех желаний.

Есть там еще одна тиртха Рудры под названием Камакхья, посещаемая полубогами. Омывшись там, о Бхарата, человек быстро достигнет успеха. Прикоснувшись также к водам Яджаны, Брахмавалуки и Пушпамвы, человек никогда не узнает скорби в этой жизни и в следующей.

Далее следует идти к исполненному святости, прославленному месту слияния реки Сарасвати с океаном. Там творят поклонение Джанардане полубоги во главе с Брахмой, безгрешные мудрецы, сиддхи и чараны приходят туда в четырнадцатый день светлой половины месяца чаитра. Кто искупается там, тот получит плод щедрой раздачи золота, очистится от всех грехов и удостоится светозарных миров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *