Махабхарата, Вана-парва, глава 56: Путь Пандавов на гору Гандхамадана

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Вайшампаяна продолжал: О Джанамеджая, выслушав эту историю, все Пандавы продолжили путь, указанный Ломашей Муни. Безмерно могучие герои, первейшие среди лучников, натянули луки, подвязав кожаные напальчники, взяли колчаны и стрелы, вооружились мечами и в сопровождении лучших из брахманов вместе с Панчали тронулись в путь к горе Гандхамадане. На пути своем они видели озера, реки, леса и горы, на каждой горной вершине — густые деревья, цветущие и плодоносящие круглый год; то были края, часто посещаемые небожителями и мудрецами.

Усмиряя чувства, поддерживая жизнь кореньями и плодами, те герои шли через скалистую, труднопроходимую местность, встречая по пути разных животных. Могучие духом Пандавы приблизились к горе, которую населяли святые мудрецы, сиддхи, некоторые небожители и посещали гандхарвы, апсары и киннары.

Едва герои вступили на гору Гандхамадану, как поднялся ураганный ветер и хлынул проливной дождь. Поднятая ветром густая пыль, перемешанная с листьями, внезапно покрыла мраком землю и поднебесье. Небо заволокло пеленою, так что ничего нельзя было разглядеть, невозможно было даже словом обмолвиться. Пандавы не видели друг друга, ибо тьма лишила их зрения; ветер, несущий обломки камней, о Бхарата, казалось, хотел ослепить их. Стоял страшный шум: трещали деревья, некоторые из них, сломанные ветром, валились на землю.

Пандавы думали: «Небо как будто падает наземь, раскалываются горы и разверзается земля!» В страхе перед ураганным ветром они старались за что-нибудь уцепиться, нащупывая руками деревья, муравьиные кучи и пещеры. И тут могучему Бхимасене удалось, поддерживая Драупади, задержаться, уцепившись луком за дерево. Царь Юдхиштхира и Дхаумья тоже сумели укрыться в лесной чаще, а Сахадева, несший жертвенный огонь, спрятался за скалой. Накула, великий подвижник Ломаша и брахманы, добравшись до деревьев, перепуганные, встали под ними.

Когда ветер утих и пыль начала оседать, с неба полились потоки дождя с раскатами грома и ослепительные молнии засверкали повсюду. Подгоняемые порывистым ветром дождевые струи вперемешку с камнями падали непрерывно, затапливая все вокруг. Эти вздыбленные потоки пенистыми реками, мутные от грязи, с шумом стремительно текли вниз, смывая все на своем пути и выкорчевывая деревья. Когда дождь прекратился, спала вода и выглянуло солнце, герои постепенно выбрались из своих укрытий и, соединившись вновь, двинулись дальше в путь, на гору Гандхамадану.

Когда могучие Пандавы прошли две мили, Драупади, непривыкшая к таким утомительным переходам, остановилась. Уставшая и несчастная, измученная тем ураганным ливнем, нежная Панчали обессилела. Дрожа в изнеможении, черно¬окая Драупади оперлась своими красивыми округлыми руками о бедра, напоминающие слоновий хобот, и медленно стала оседать на землю, трепеща, как банановое дерево. Доблестный Накула, увидев Драупади в таком состоянии, бросился к ней и поддержал ее, как поддерживают изогнутую лиану.
Накула сказал: «Царь! Черноокая дочь Друпады от изнеможения падает на землю. Позаботься о ней, Бхарата! Незаслужившая таких страданий, она из последних сил ступает по пути этого тяжелого путешествия. Утешь ее, царь, она умирает от усталости».

От этих слов Накулы Юдхиштхиру, Бхиму и Сахадеву охватило отчаяние. Тотчас же они подбежали к ней, и, глядя на нее, изможденную, бледную, добродетельный Юдхиштхира, усадил ее к себе на колени и горестно запричитал: «Как может прекраснейшая из женщин, достойная процветания и счастья, спать, лежа на земле, когда ей подобает лежать на богато устланном ложе в царских покоях! Как же случилось, что мягкие стопы и лотосоподобный лик этой нежной красавицы, достойной всего самого лучшего, почернели из-за меня! Что же я наделал! Какой же я грешник! Из-за моей страсти к игре в кости я скитаюсь теперь вместе с бедной Драупади по дремучим лесам, кишащим свирепым зверьем. Ее отец, царь Друпада, надеялся, выдавая большеокую деву замуж, что Панчали найдет счастье, получив в супруги Пандавов. Но из-за меня, злополучного грешника, этому не суждено было сбыться. И теперь измученная усталостью и горем, она от трудного путешествия чуть не распласталась на земле!»

Пока царь Юдхиштхира так сетовал на судьбу, в это время Дхаумья вместе с главными брахманами подошли туда. Они стали утешать его, одарили благословениями, произнесли защитные мантры, пугающие ракшасов, и провели необходимые обряды. Пока аскеты произносили мантры, чтобы восстановить здоровье Панчали, Пандавы, желая принести облегчение Драупади, то и дело касались ее своими прохладными ладонями, овевали ее листьями пальм, и понемногу Панчали пришла в себя.

Подняв с земли едва очнувшуюся Драупади, они положили ее отдохнуть на разостланную оленью шкуру. Близнецы руками, зарубцованными от тетивы, мягко стали массировать ее отмеченными благоприятными знаками стопы с окрашенными красным лаком подошвами.

Ободрив ее, Юдхиштхира, лучший из Куру, сказал Бхимасене: «Многие горы, о Бхима, круты и неприступны из-за снегов. Как же пройдет по ним нежная Кришна, о мощнорукий?»

Бхимасена отвечал: «Тебя, о царь, и царскую дочь, а также двоих близнецов я сам понесу, о лучший среди людей! Не терзай свою душу печалью. Или же, если будет на то твоя воля, о безупречный, нас всех понесет на себе рожденный от меня и равный мне силой Гхатоткача, сын Хидимбы, способный летать по небу».

С согласия царя Бхима вызвал в уме своего сыш-ракшаса, и добродетельный Гхатоткача, едва отец вспомнил о нем, тут же явился с покорно сложенными ладонями, приветствуя Пандавов и всех брахманов.

Когда они благословили мощнорукого, воистину доблестный ракшас сказал своему отцу, Бхимасене: «Ты мысленно призвал меня, и я примчался сюда, ожидая твоих указаний. Повелевай же мною, о широкоплечий, я сделаю все, что прикажешь».

Довольный Бхимасена крепко обнял сына.

Юдхиштхира сказал: «Бхима, пусть этот добродетельнейший из ракшасов, могучий герой, твой законнорожденный сын, безмерно преданный нам, понесет на себе свою мать (Драупади). Полагаясь на силу твоих рук, о необычайно грозный в могуществе, мы дойдем до Гандхамаданы вместе с Панчали целыми и невредимыми».

Выслушав волю старшего брата, Бхимасена обратился к своему сыну, доблестному губителю недругов: «О непобедимый сын Хидимбы, твоя мать Драупади обессилела, а ты, сын мой, могуч и можешь пройти там, где пожелаешь. Поэтому, о летающий по небу, посади ее к себе на плечо и ступай среди нас по воздуху, двигаясь плавно, чтобы не обеспокоить ее».

Гхатоткача ответил: «Даже без посторонней помощи я могу нести на себе царя справедливости, Дхаумью, мать Драупади, а также двух близнецов, а теперь, когда у меня есть помощники, сотни других ракшасов, способных принимать любое обличье и передвигаться по небу, мы перенесем вас всех вместе с брахманами!»
С этими словами героически отважный Гхатоткача понес на себе Драупади, а другие ракшасы — Пандавов. Ломаша Муни, не имеющий равных в силе духа, следовал путем сиддхов, словно второе Солнце. Грозные в могуществе ракшасы, повинуясь приказу своего владыки, шли, неся на себе всех других брахманов.
Любуясь сказочными видами лесов и рощ, они направлялись к гигантскому дереву ююба.

Герои, которых несли могучие, широко шагающие ракшасы, быстро преодолели огромный путь, словно малый. Пандавы обозревали края, густонаселенные людьми из рода млеччх, покрытые копями для добычи драгоценных камней и золота, а также горные отроги, изобиловавшие различными ценными минералами. Увидели они там видъядхаров, киинарое, кимпурушей и гандхарвов. Повсюду в тех торжествующе девственных местах с их извилистыми речными потоками, с изумляющими взор ландшафтами видели они танцующих павлинов, оленей чамари, певчих птиц, обезьян, медведей, гаваев, диких буйволов, стада слонов и пышно цветущие деревья.

Миновав многие страны, а также Уттара-куру, они оказались у Кайласы, величайшей из гор, прославленной своими чудесами. Поблизости от нее их взорам предстала святая обитель Нары-Нараяны, окруженная дивными деревьями, что цвели и плодоносили все сезоны года.

Они увидели гигантское дерево ююбу, круглоствольное и прекрасное во всей своей пышности, свежее, отбрасывающее густую тень. Оно было покрыто сочными нежными листьями с раскидистыми ветвями и сверкало под лучами солнца. Сладкие плоды, сочащиеся медом, плотно усыпали небесное дерево, которое часто посещали мудрецы и неугомонные птичьи стаи, возбужденно поющие от радости и страсти.

То дерево росло в покрытом зеленой травою краю, где нет слепней и москитов, где много кореньев, воды и плодов, где живут небожители и гандхарвы. Чрезвычайно ровная, целительная и приятная для чувств та местность славилась своей красотой.

Приблизившись к тому дереву, отважные духом герои вместе с брахманами спустились поочередно с плеч ракшасов. И все обратили свои взоры к благословенному святилищу Нары-Нараяны. Их благодатная обитель, изгоняющая скорбь и печаль, была лишена мрака и в то же время была недоступна палящим лучам солнца. Тот, кто попадал туда, освобождался от гнета голода, жажды, холода или жары. Этот приют духовного блаженства, часто посещаемый святыми риши, познавшими Веды, недоступен для людей, лишенных добродетели и отвергнувших путь дхармы, о великий царь.

Та святая обитель, чистая и сияющая, благоухала цветочными ароматами, переливаясь разными красками жертвенных подношений; огромные алтари для священного огня со сверкающими жертвенными черпаками и кувшинами, блестящими сосудами для воды и глиняными горшками стояли в необходимых местах. Оглашаемое звуками ведических молитв, это святилище давало приют достойным личностям. Там исчезали беспокойства, усталость и царила неземная благодать. Не имея себе подобных, эта обитель давала приют великим мудрецам, питающимся кореньями и плодами, облаченным в черные оленьи шкуры, сияющим, подобно огню и солнцу, усмирившим свои чувства, очистившимся в аскезах и идущим по пути к освобождению. Там были великие души, ведущие жизнь ванапрастхи, обуздавшие чувства, изучившие Веды и посвятившие себя служению Высшей Душе.

Мудрый сын Дхармы, Юдхиштхира, подчинив себе чувства, смиренно приблизился вместе с братьями к тем святым мудрецам. Все великие провидцы, одаренные сверхчеловеческим знанием, увидев пришедшего Юдхиштхиру, остановив чтение Вед, радостно поспешили ему навстречу, осыпая его благословениями.
Подобные огням, довольные, они встретили его гостеприимно и, как подобает, поднесли чистую воду, свежие цветы, коренья и плоды. Юдхиштхира со смирением принял их почести и радостно сам предложил им почтение. Затем сын Панду вместе с Драупади, братьями и брахманами, искушенными в Ведах, вступил в ту святую обитель, подобную небесному чертогу Индры, благоухающую, прекрасную и полную божественного сияния. Доброчестивый Юдхиштхира осмотрел почитаемое богами и небесными мудрецами обиталище Нары-Нараяны, облагодетельствованное рекой Бхагиратхи (Гангой).

Могучие герои приблизились к тому священному жилищу, заселенному брахмариши, и поселились там вместе с брахманами. Великие душой Пандавы вместе с Драупади благоденствовали, любуясь золотыми вершинами горы Майнаки, озером Бинду, а также рекой Гангой, дочерью Бхагиратхи, — священной тиртхой, богатой жемчугом, кораллами и деревьями, полными цветов и плодов.

Они наслаждались видом великолепных озер с прозрачными водами и повсюду растущими лилиями и лотосами. Радовали их ароматные ветерки, рассеивающие цветочную пыльцу. Рядом с деревом ююба могучий сын Кунти увидел сделанные из кораллов и рубинов драгоценные ступеньки, ведущие к Бхагиратхи, где на берегах густо росли цветы. То место, часто посещаемое небожителями и риши, редко кто мог достичь из обычных смертных, и Пандавы совершали там подношения предкам, полубогам и мудрецам водами из священной Ганги. Так те герои, тигры среди людей, жили там вместе с брахманами и искренне радовались, глядя на то, как весело забавляется Драупади, забывшая обо всех горестях и невзгодах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *