Махабхарата, Вана-парва, глава 57: Бхимасена отправляется на поиски божественных лотосов и встречает Ханумана

Махабхарата, Книга Третья — Вана-парва — «Скитания в лесах»

Вайшампаяна продолжал: Мужественные Пандавы, строго соблюдая чистоту, провели там шесть дней и ночей в надежде увидеть Дхананджаю. Лес был полон деревьев с изумрудной листвой и прохладной тенью; одни были усыпаны цветами, другие сгибались под весом плодов.

И вот в один из дней ветер, дующий с северо-востока, принес тысячелепестковый лотос неземной красоты. Панчали крайне изумилась, насколько был прекрасен и ароматен лотос, принесенный ветром.

Она подошла к сверкающему лотосу саугандхика и, обрадованная, обратилась к Бхимасене: «Посмотри, Бхима, на это чудо! Этот сияющий, неземной цветок с неиссякаемым ароматом, радует мое сердце! Он достоин того, чтобы быть предложенным Юдхиштхире. А ты, о губитель врагов, постарайся найти еще таких же, чтобы доставить мне удовольствие. Если, Партха, я дорога тебе, принеси мне много таких лотосов: я хочу взять их с собой в нашу обитель в лесу Камьяка».

Сказав это Бхимасене, Драупади, бросающая нежные взгляды, направилась к Юдхиштхире, взяв с собой тот божественный цветок. А Бхима, несравненный в своем могуществе, узнав о желании любимой супруги, спешно отправился в том направлении, откуда ветер принес лотос, желая набрать этих дивных цветов и тем доставить ей удовольствие.

Могучий сын Ваю повесил на спину лук, инкрустированный золотом, и колчан со стрелами, подобными ядовитым змеям, и, словно разъяренный лев или яростный слон, не ведая ни страха, ни сомнений, надеясь на мощь своих рук, стал взбираться на гору, желая порадовать Драупади.

Истребитель врагов шел среди горных вершин, поросших деревьями и лианами, среди черных скалистых возвышенностей, часто посещаемых киннарами и богатых цветными рудами и металлами. Та местность пестрела вечно зелеными растениями, разнообразной окраски птицами и животными, и казалась прелестной богиней, отягощенной драгоценными украшениями.

Взгляд Бхимы скользил по склонам горы Гандхамаданы, усыпанным цветами, растущими во все сезоны года. Он решительно шел вперед в поисках небесных лотосов, пристально вглядываясь в лесные дали, наполненные пением кукушек и гудением пчел.

Могучий Бхима, ступая по лесу, как обезумевший слон, вдыхал аромат, источаемый цветами всех времен года. Ветер горы Гандхамаданы, несущий благоухание, освежающим отеческим прикосновением ободрял его, снимая усталость, и заставлял трепетать от радости.

Отправившись на поиски дивных лотосов, губитель врагов дерзнул нарушить покой того края, посещаемого якшами, гандхарвами, небожителями и брахмариши. Горные долины с деревьями Саптаччхада, отмеченные красными, белыми и черными прожилками минералов, выглядели, словно разукрашенные искусным мастером полотна. Облака, раскинувшиеся во все стороны над великой горой, которая будто танцевала, казались ее распростертыми крыльями, а водные потоки, текущие по ее склонам, напоминали жемчужные ожерелья. У горных пещер, водопадов и лесных гротов плясали павлины под звон ножных браслетов гуляющих там апсар. Каменистая поверхность горы была истерта остриями бивней слонов. Падавшие литыми каскадами воды украшали гору, похожие на легкие одеяния, готовые вот-вот соскользнуть.

Славный Каунтея, сын бога Ветра, шел играючи, мощью своих бедер разрывая бесчисленные переплетения лиан. Непуганые олени с любопытством провожали глазами этого героя, продолжая щипать траву и не пытаясь убежать.

Стремясь исполнить желание дорогой ему Драупади, юный, красивый сын Панду, стройный, как золотая пальма, могучий и бесстрашный, как лев, с медно-красными глазами, способный противостоять стаду слонов, решительно ступал по склонам горы Гандхамаданы. Жены гандхарвов и якшей, сидевшие со своими супругами, оставаясь невидимыми, удивленно смотрели на него и оживленно обменивались жестами.

Вспоминая различные беды, причиной которых был Дурьодхана, Бхима жаждал угодить Драупади, обреченной на жизнь в лесу. Он думал: «Арджуна удалился на небо, а я ушел за цветами. Что же будет делать достойный Юдхиштхира в наше отсутствие? Он не отпустит от себя Накулу и Сахадеву, любя их и не доверяя лесу. Как бы мне побыстрей раздобыть цветы?»

С этими мыслями тот тигр среди мужей стремительно шел вперед. Врикодара, быстрый, как ветер, распугивал стада слонов, сотрясал ногами землю, словно ураган во время равноденствия. Могучий богатырь, наделенный неизмеримой силой, распугивал львов, тигров и стаи оленей, с корнем вырывал и сокрушал огромные деревья, продираясь сквозь ползучие лианы. Поднимаясь все выше и выше к вершине горы, он издавал рык, напоминающий грохот тучи. Напуганные его грозным рыком тигры и другие лесные обитатели разбегались в разные стороны, пытаясь где-нибудь спрятаться.

И вот мощнорукий Бхима увидел на склонах горы Гандхамаданы банановую рощу, простирающуюся на много йоджан. Могучий воин, сокрушая, как безумный слон, деревья, стремительно бросился к ней. Первый среди силачей, он вырывал стволы банановых деревьев и разбрасывал их в разные стороны, издавая при этом рык, словно могучий лев.

Ему попадалось навстречу много огромных животных: слоны, буйволы, кабаны, гориллы, олени, львы, леопарды, пантеры и тигры, которые из страха перед ревущим Бхимой убегали прочь. Но тех, что яростно кидались на Бхиму с раскрытыми пастями, сын бога Ветра силою собственных рук рвал на части, иных же могучий Пандава убивал ударами кулака. Избиваемые Бхимой львы, тигры, пантеры и леопарды в страхе убегали, испуская мочу и кал.

Разогнав их, могучий сын Панду стремительно ворвался в лес, наполнив своим кличем стороны света. Все звери и птицы даже за пределами леса затрепетали от грозного рыка Бхимы. Услышав поднявшийся внезапно крик лесных зверей, водяные птицы тысячами взмыли в небо с еще влажными крыльями.

Заметив эти стаи водоплавающих, бык среди Бхаратов бросился в ту сторону и неожиданно оказался у красивого озера. Неподвижное, оно словно обмахивалось опахалом из спускавшихся к его берегам золотистых зарослей банановых деревьев, колеблемых легким ветерком. Немедленно войдя в воды того озера, обильно поросшего голубыми и белыми лотосами, Бхима стал резвиться, напоминая дикого слона, а, нарезвившись вдоволь, вышел на берег.

Затем Пандава быстро углубился в лесную чащу и изо всех сил подул в раковину. Звук его раковины, клич Бхимасены, грозный отзвук ударов его рук эхом отозвались в горных пещерах. Услышав мощный звук хлопков, подобный удару грома, дремавшие в горных пещерах львы издали громкий рык, а потревоженные, напуганные львиным рыком слоны громко затрубили на всю гору, о Бхарата.

При мощных хлопках Бхимы также проснулся и лучший среди обезьян, могучий, огромного роста Хануман, лежащий прямо на дороге, по которой шел Бхима. Лежа среди банановой рощи, Хануман в полудреме зевнул, потянулся и щелкнул о землю стоявшим, как жезл Индры, хвостом, звук удара которого был подобен грому Индры. Щелчок его хвоста отозвался повсюду в горных пещерах эхом, напоминающим рев быка. Грохот удара хвоста о землю разнесся по долинам и заставил содрогнуться горные вершины, превосходя по мощи рев разъяренного слона.

Бхимасена услышал этот звук, и волоски на его теле вздыбились от радостного возбуждения; он ринулся вглубь банановой рощи, желая выяснить, откуда исходит этот звук. В глубине банановых зарослей мощнорукий Бхима увидел расположившегося на огромном каменном выступе властителя обезьян, ослепительного, точно вспышка молнии, ярко-медного цвета и стремительного, как молния.

Шея Ханумана, мощная и короткая, покоилась на крепких плечах, очертания его бедер и пояса были узкими по сравнению с громадою плеч; его хвост, поросший длинными волосками, слегка загнутый на конце, торчал вверх, будто победный стяг. Медный лик его с тонкими губами, красным языком, багровыми ушами, подвижными глазами и обнаженными кончиками белых зубов был похож на лучистый полумесяц. Сверкающий лик его венчала густая, косматая грива, подобная охапке цветов ашока.

Благодаря сиянию, исходящему от его тела, Хануман блистал посреди золотых банановых деревьев, точно пылающий огонь. Могучий герой бестрепетно и лениво взирал на Бхиму покрасневшими, словно от опьянения, глазами, преградив ему дорогу на небеса. Мудрый сын Панду увидел перед собой непобедимого громадного Ханумана, лежащего у него на пути, будто неподвижные Гималаи. Бхима, неустрашимый, длиннорукий силач, направился быстрым шагом к обезьяне и издал зычный рык, чтобы она очнулась от дремы. От этого устрашающего рыка затрепетали птицы и звери, но могучий Хануман лишь слегка приоткрыл веки и лениво посмотрел на Бхиму медно-красными глазами.

Затем, посмеиваясь, Хануман заговорил, обращаясь к сыну Кунти: «Зачем ты разбудил меня, немощного, когда я так сладко спал? Ведь ты, верно, знаешь, что следует проявлять милосердие к живым существам. Это мы, рожденные из звериного лона, не знаем дхармы, но люди, наделенные мудростью, испытывают сострадание к живым существам. Как могут мудрые, такие, как ты, совершать жестокие, противоречащие их облику, словам и сердцу поступки, попирающие дхарму? Ты не знаешь дхармы и не выказываешь почтения старшим, потому из невежества и гордости, от своей непомерной силы приносишь зло лесным обитателям. Скажи, кто ты и для чего явился в этот лес, где нет ни людей, ни человекоподобных созданий? Куда же ты идешь, о лучший из мужей? Дальше пройти нельзя. Эта гора неприступна, здесь нет иного пути, о герой, кроме пути сиддхов и небожителей. Смертным дальше дороги нет. Из сочувствия и дружеского расположения к тебе я хочу предупредить, о храбрый воин, дальше идти тебе не следует. Поверь моим словам. Отдохни здесь, отведай этих плодов и кореньев, подобных амброзии, и возвращайся назад».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите задачку *