Махабхарата, Вана-парва, глава 79: Повествование о Кали-юге, конце света и Божественном Младенце

Добродетельный царь Юдхиштхира со всем смирением снова обратился с вопросом к славному мудрецу Маркандее: «Тебе, о великий подвижник, приходилось видеть конец тысяч и тысяч эпох. О познавший Высшую Душу, никто в этом мире, кроме великого Брахмы, живущего на пике Вселенной, не может сравниться с тобою по долголетию. О премудрый, ты один поклоняешься Брахме во время уничтожения Вселенной (вселенского потопа), когда этот мир лишен Небес, Земли и Преисподней, а вместе с ними богов, людей и демонов. Когда же потоп прекращается и пробуждается Брахма, только ты, о мудрец, видишь, как четырехглавый творец воссоздает в должном порядке различные формы жизни, наполнив воздухом стороны света и рассредоточив воду в надлежащие места.

Ты, о лучший из брахманов, поклонялся в присутствии Брахмы Верховному Господу, и воочию видел, как творец всех существ, погруженный в медитацию, был поглощен Им. О великий, множество раз ты был свидетелем изначального акта творения и, проходя самые суровые аскезы, ты превзошел самих Праджапати! Тебя почитают, как самого Нараяну. Много раз в древние времена ты лицезрел Верховного Творца Вселенной духовным оком и в своем чистом, лотосоподобном сердце обрел высшее знание о Господе Вишну. Оттого-то, мудрец, по милости Всевышнего не берет тебя ни старческое слабоумие с ее немощью, ни всеразрушающая смерть. Когда не остается ничего — ни солнца, ни луны, ни огня, ни воздуха, ни земли, ни эфира, когда весь мир превращается в сплошной океан, когда исчезает с лица Земли все живое, гибнут сонмы богов, асуров и великие наги, и когда даже Брахма, владыка Вселенной, сидя на своем гигантском лотосе, засыпает, ты один поклоняешься Верховному Господу. О лучший из дваждырожденных, много раз ты был свидетелем всего происходящего во Вселенной, перед твоим мудрым взором проплывали все эти события, и потому нет ничего, что тебе неизвестно. Поведай же нам о первопричине всего сущего».

Маркандея отвечал: «Перед тем, как начать свой рассказ, я хочу склониться перед изначальным Верховным Существом, вечным и непостижимым. Тот, о ком пойдет речь, о тигр среди людей, — это Джанардана, Творец всего сущего, Душа всех душ, Господь единого бытия! У Него продолговатые, большие лотосные глаза, и облачен Он в желтые одежды. Его называют Величайшим, Непостижимым и Совершенным! Нет у Него ни начала, ни конца. Он пронизывает все вселенные как Вездесущий Господь. Он неизменен и неуничтожим. И хотя Он созидает миры, Сам Он вечен и не имеет причин. Он — источник всякой силы, знания, могущества и красоты. Он стоит над всеми и знает всё, но Сам непостижим.

О лучший из царей, после уничтожения Вселенной все творение вновь возвращается к жизни. Известно, что Сатья-юга длится 1 728 000 лет. Трета-юга продолжается 1 296 000 лет. Продолжительность Двапара-юги — 864 000 лет, Кали-юга длится 432 000 лет. По окончании Кали-юги вновь начинается Сатья-юга. Общая продолжительность четырех юг — 4 320 000 лет. Эти четыре юги, повторенные тысячу раз, составляют один день Брахмы, и столько же длится его ночь. Брахма живет сто таких лет и затем умирает. Эти сто лет в земном исчислении соответствуют 311 триллионам и 40 биллионам земных лет. О владыка людей, когда Вселенная сворачивается и все исчезает, мудрецы называют это разрушением Вселенной.

На самом исходе последней юги, о Бхарата, все люди утратят правдивость и станут чрезвычайно лживыми. Жертвоприношения, раздача даров и соблюдение обетов, о Партха, будут лишь видимостью. Брахманы будут заниматься деятельностью шудр, шудры будут копить богатства и управлять обществом, а кшатрии утратят свои достоинства и будут промышлять грабежом. В Кали-югу брахманы прекратят совершать жертвоприношения и изучать Веды, не будут носить посох и оленью шкуру, а также станут всеядными и неразборчивыми в еде. Они утратят брахманическую силу, перестанут творить молитвы и ведические мантры, оставят медитацию, а шудры провозгласят себя религиозными деятелями.

Если в мире все движется вопреки вселенским законам — это предвестие гибели. Многие цари-млеччхи будут править Землей, о властитель людей. Эти погрязшие в грехе правители, искушенные во лжи, будут обворовывать и обманывать своих подданных. Андхры, шаки, пулинды, яваны, Камбоджи и абхиры завладеют властью на Земле. Таковы, о Бхарата, признаки века Кали.

Ни один брахман не будет исполнять свою дхарму. Кшатрии и вайшьи тоже перестанут следовать предписанному долгу. Жизнь людей станет недолговечной и сократится до 30 лет. Они утратят силу, энергию, доблесть, достоинства и добродетели, станут слабовольными, порочными и крайне лживыми. Население больших городов сократится и все пространство Земли: Север, Юг, Восток и Запад заполнят дикие звери. В эту эпоху отдельные люди станут называть себя брахманами, но на деле не будут таковыми. Шудры будут обращаться к брахманам: «Эй, ты!», а брахманы будут говорить шудрам: «Уважаемый господин».

В конце Кали-юги численность животных на Земле весьма возрастет, о лучший среди людей. Запахи станут неприятными, парфюмерия — извращенной, а вкус пищи — отталкивающим. Женщины будут низкорослыми, грубыми в своем поведении и продажными, производя на свет многочисленное порочное потомство. Из них, склонные к греху, будут использовать свои уста для отвратительных целей. В селениях люди буду голодать, а на больших дорогах появятся женщины, торгующие своим телом, тогда как остальные женщины, о царь, станут враждебными к своим мужьям и полностью утратят скромность, стыдливость и сдержанность. Коровы, о потомок Бхараты, почти не будут давать молока, а деревья вместо цветов и плодов усеются стаями голодных ворон.

Высший класс людей, о хранитель Земли, ложными речами будет оправдывать порочных правителей государств, запятнавших себя убийством брахманов. Жадные и невежественные млеччхи и шудры, прикрываясь религией, будут всюду собирать милостыню, донимая людей. Домохозяева в страхе перед бременем налогов опустятся до всякого рода мошенничества, а брахманы, облачившись в платья отшельников с нестрижеными ногтями и длинными волосами, станут промышлять торговлей.

О сын Панду, некоторые нечестивцы из жажды к богатству примут обличье отрешенных людей и станут вести двойную жизнь, выдавая себя за тех, кем не являются. Склонные к порокам, эти грешники будут предаваться пьянству, плотским удовольствиям и прелюбодействовать с чужими женами. О лучший среди людей, святые обители отшельников заполнятся притворщиками, прославляющими праздность и легкую жизнь за чужой счет. Могучий Индра прекратит в надлежащее время посылать дожди, отчего посевы иссохнут и прекратится плодородие.

Нечестивость, злоба и зависть поселятся в сердцах людей. Земля переполнится грехом и беззаконием. Праведники не смогут долго жить в то мрачное время, ибо на Земле не останется добродетели.

При торговых сделках торговцы, прибегая к хитростям и обману, будут обвешивать покупателей. Праведники станут бедными, жизнь их будет коротка, а греховные нечестивцы будут процветать и здравствовать долгие годы. Добродетель утратит силу, а грех восторжествует. Многие без всякого стеснения станут вести себя очень греховно даже в публичных местах. Ради исполнения своих желаний люди без зазрения совести пойдут на любую подлость. Богачи, движимые алчностью, будут жадно стремиться увеличить свое богатство, не гнушаясь ничем. Многие люди, о царь, начнут присваивать себе деньги, доверенные им на хранение.

Звери и птицы бесстыдно будут спариваться в людных местах городов и сел и даже в храмах и святилищах. Девочки семи-восьми лет будут становиться матерями, а мальчики в десятилетнем возрасте — зачинать потомство. В шестнадцать лет седина убелит им головы, одолеет старческая немощь, а затем и смерть. О царь, юноши будут выглядеть и поступать, как старики, а в поведении пожилых проявится то, что свойственно юным. Женщины будут склонны к аморальному поведению и дурным манерам, будут обманывать даже верных им мужей и бесстыдно вступать в половую связь со своими слугами, рабами и даже с животными. Даже жены героев будут искать общество других мужчин и сожительствовать с ними при живом муже.

О великий царь, на исходе тысячи юг, когда жизнь людей сократится до минимума, начнется многолетняя засуха. Живые существа, обитающие на Земле, а с ними и люди, изнуренные голодом, будут гибнуть тысячами, о владыка Земли. Семь пылающих солнц, появившись в небе, выпарят всю воду из рек, морей и океанов. Деревья, трава и все живое, что несет в себе влагу, увянет и обратится в пепел.

Затем, о Юдхиштхира, огонь опустошения, именуемый Самвартака, гонимый ветрами, вихрем обрушится на Землю, уже иссушенную семью солнцами, и, проникнув в преисподнюю, вселит великий ужас в полубогов, демонов и якшей. В одно мгновение этот пылающий огонь спалит дотла все живое, как на Земле, так и в подземном царстве.

Распаляемое ураганным ветром, беспощадное пламя Самвартака поглотит этот мир, простирающийся на миллионы и миллионы йоджан, а затем охватит всю Вселенную вместе с полубогами, асурами, гандхарвами, якшами, ракшасами и ногами.

В небе появится надвигающаяся масса густых, мрачных туч, напоминающая стадо слонов и сверкающая гирляндами молний. Поистине это зрелище поразительно! Эти тучи — разных цветов и оттенков: темные, как синие лотосы, фиолетовые, как лилии, зеленые, как изумруды, желтые, как куркума, красные, как рубины, и серые, как вороньи яйца. Одни кажутся движущимися по небу городами, другие похожи на безумных слонов, а иные на грозных ящериц, крокодилов и акул. Наводящие ужас, эти мрачные тучи, стреляющие огненными молниями, с оглушительным грохотом, сгущаясь, заволакивают весь небосвод и нескончаемыми гигантскими потоками дождя заливают всю опаленную огнем Землю с ее горами, лесами и высохшими морями. Зловеще грохочущие тучи, гонимые Всевышним Господом, очень скоро затопляют все земное пространство. Извергая на Землю могучую лавину вод, ужасную и безжалостную, они гасят тот опустошительный огонь, называемый Самвартака.

Побуждаемые Верховным Господом, грозные тучи непрерывно изливают на Землю ливни дождя ровно двенадцать лет. Наконец, о Бхарата, моря и океаны выходят из берегов, рушатся горы, и Землю охватывает всемирный потоп. Затем внезапным вихрем налетают ураганные ветры и мрачные тучи, заполонившие все небо, мгновенно рассеиваются, и тогда, о Бхарата, самосущий Господь, обитающий на лотосе, выпивает те страшные ветра и погружается в сон.

Когда Вселенная превращается в сплошной безжизненный океан, после того как погибло все живое, исчезли сонмы богов с небесами, асуры, якши и ракшасы, когда, о хранитель Земли, не остается ни людей, ни зверей, ни растений, я один только печально брожу, погруженный в себя, в пространстве этого мира. О лучший среди царей, странствуя по неизмеримым гладям вселенского океана, не видя ни единого существа, я испытываю душевную боль. Непрестанно скитаясь среди опустошительного потопа, меня мучает усталость, но я нигде не нахожу места для отдыха.
И вот, о владыка людей, на мою радость среди бесконечности вод я замечаю громадный раскидистый баньян. На широких ветвях этого дерева раскинуто ложе, устланное дивными покрывалами, и на нем лежит маленькое, беспомощное дитя с личиком, как полная луна, и огромными, как лепестки распустившегося лотоса, очами. При виде этой трогательной сцены, о хранитель Земли, мое сердце переполняется изумлением, и я спрашиваю самого себя: как могло уцелеть это невинное дитя во время гибели всего мира? И хотя мне ведомо прошлое, настоящее и грядущее, но даже усилиями глубокой медитации и аскез я не мог понять в тот момент, что это за чудо-ребенок. Мне казалось, что он, цветом кожи напоминающий цветок атаси и носящий знак Шриватсы, — прибежище самой богини Лакшми.

Этот крохотный мальчик с глазами, словно лепестки лотоса, сияющий, как солнце, обратился ко мне, и речь его ласкала слух: «Я знаю, о Маркандея, потомок Бхригу, что ты изнемогаешь от усталости и ищешь место отдохновения. Оставайся здесь, и ты восстановишь свои силы. Войди в Мое тело, о величайший из муни, и отдохни там. Я благосклонен к тебе и предоставляю тебе приют».

Такие слова младенца, Бхарата, вселили в меня отвращение и к моему долголетию и вообще к человеческому естеству. Затем дитя вдруг открыло рот, и по велению судьбы, вопреки моей воле некая сила втянула меня к Нему в рот. Попав в Его чрево, я увидел там всю Землю с ее городами и странами, священные реки Гангу, Шатудру, Ситу, Ямуну, Каушики, Чарманвати, Ветравати, Чандрабхагу, Сарасвати, Синдху, Випашу, а также Годавари, Васвокасару, Налини, Нармаду, Тамру, благодатную Вену, Сувену с чистыми водами, Кришнавену, Маханади, Виташти, Ираму, Кавери, Вишалью и Кампуну.

Эти и другие реки, какие только есть на Земле, я увидел, скитаясь в Его чреве. Затем, о губитель врагов, моему взору предстал океан с обитающими в нем морскими чудищами и акулами, таящий в себе несметные сокровища. Я увидел на небосводе солнце и луну, пламенеющие, как огонь, а также Землю, покрытую горами, равнинами и лесами.

О царь, в Его чреве я увидел брахманов, творящих жертвенные обряды, кшатриев — защитников всех варн, вайшьев, занятых земледелием, и шудр, посвятивших себя служению им.

Взору моему открылись Гималаи и Хемакута, а также горы Нишада, Гандхамадана, изобилующая серебром Швета, Мандара, Нила, золотая Меру, Махендра, великая Виндхья, а также Малаи и Парипатра. Эти и многие другие горы, изобилующие драгоценными камнями, видел я в Его чреве. По пути, о властитель мира, мне встречались всякие твари, какие только водятся на Земле: львы, тигры, вепри, змеи и прочие. В его чреве я видел сонмы богов во главе с Индрой и с ними — садхьев, рудр, адитъев, гухьяков, питри, васу, ашвинов, гандхарвов, апсар, якшей и святых риши, а также множество дайтьев и донавов, потомков Калаки, сыновей Сингхики и других из тех, кто враждуют с богами.

Словом, все, что я видел на свете, весь этот мир предстал предо мною, пока я скитался в Его чреве, поддерживая свои силы плодами и кореньями. Более ста лет странствовал я внутри Его тела и не видел конца. Я постоянно находился в пути, тревоги одолевали меня, но никак я не мог выйти за пределы чрева того божественного младенца. Тогда вслух и мысленно я обратился за покровительством к Верховному Господу, исполнителю всех желаний, и сразу после этого, о царь, вылетел я, словно ветер, из раскрытого рта того удивительного ребенка!

И вот я понял, что на ветвях того баньяна лежит тот Самый Верховный Господь, принявший облик того загадочного младенца, неизмеримо могущественный, обладатель знака Шри-ватсы, вобравший в Себя все миры.

Этот сверкающий, лучезарный младенец, одетый во все желтое и отмеченный знаком богини Лакшми, с улыбкой сказал мне: «О Маркандея, лучший среди мудрецов, скажи, хорошо ли ты отдохнул, живя в Моем теле?»

В тот самый миг я обрел способность воспринимать все по-новому, отчего чувствовал себя просветленным и свободным от иллюзии мира. О Юдхиштхира, став свидетелем беспредельного могущества Верховного Существа, я принялся поклоняться Ему с великим почтением, нежно поставив себе на голову Его славные стопы с розовыми подошвами и чудными пальчиками. Смиренно приблизившись к лотосоокому Господу, Душе всех душ, я смотрел на Него, покорно сложив ладони. Склонившись перед Ним, я обратился к Нему:

«О Бог богов, я хочу узнать о Тебе и о Твоей удивительной иллюзии! Войдя в Твое тело через Твой рот, я увидел во чреве Твоем всю Вселенную. В Твоем теле, Господь, нашли приют боги и данавы, ракшасы и якши, гандхарвы и наги — весь мир движущихся и неподвижных существ. Только по Твоей милости я храню в памяти, как я непрестанно скитался внутри Твоего тела. И только Твоей милостью вышел я из Твоего чрева наружу. О лотосоокий, я хочу узнать о Тебе, выходящем за пределы всего сущего. Расскажи, почему, поглотив целиком этот мир, Ты принимаешь облик ребенка. Почему вся Вселенная находится у Тебя в чреве, о безупречный, и сколько времени Ты соблаговолишь пребывать здесь? Может, подобная любознательность не приличествует брахману, но все же я горю желанием услышать от Тебя рассказ об этом, о Владыка богов! То, что я видел, — изумляет меня и не поддается пониманию».

И после того как я обратился с такими словами к Господу, сияющему лучезарностью и непревзойденной красотой, лучший из умеющих вести беседу ответил мне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите задачку *